Я НЕ СОГЛАСЕН! Военная реформа глазами разведчика

Статья мощная, меня хватило только на четверть. 😦

«Из тех немногочисленных спецназов, которые
различные силовые ведомства направляют
на борьбу с бандитами, лучше всех
демонстрирует себя спецназ  ГРУ. 
Его показатели на порядок лучше,  
чем у всех других».

(Президент РФ В.В.Путин, 2002 год)

Вынесенные эпиграфом слова с оценкой, данной разведчикам Объединенной группировки войск (сил) и лично мне, как их руководителю, Владимиром Владимировичем Путиным и указания Дмитрия Анатольевича Медведева о том, что: «…Любой сомневающийся в курсе Президента РФ вправе обратиться ко мне с заявлением, но это нужно делать открыто…»,  имеющийся боевой и служебный опыт, память погибших товарищей, дают мне право высказать свое мнение о путях реформы армии и перевода ее на «новый облик».

• Сегодня, следуя исторической логике развития, Россия приближается к тому неизбежному моменту, когда ради своей безопасности и безопасности своих граждан должна превратиться в Российскую империю, как бы она не называлась. И первым шагом в этом направлении, несомненно, является создание Таможенного союза и Евразийского союза.

• Однако сомнительные эксперименты с «новым обликом» армии, не позволят ей этого достичь только по простой причине, что в большинстве своем не соответствуют заявленным результатам. Или армия будет способна не допустить, а при необходимости и отразить любую агрессию, или не будет России!

Военная реформа глазами разведчика

• В начале, позвольте немного о себе. Я, генерал-майор Сергей Алексеевич Канчуков, родился в советское время в Украине. В 1975 году после окончания средней школы и года работы учителем в средней школе, добровольно избрал свой жизненный путь, посвятив его служению и защите Родины. За годы службы окончил Омское Высшее общевойсковое дважды Краснознаменное училище имени М.В. Фрунзе. Военную академию им. М.В. Фрунзе уже довелось заканчивать в перерывах между боями.

• Завершил свое военное  образование в кузнице военных кадров России – Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил  Российской Федерации им. К.Е. Ворошилова. В 2006 году, учитывая специфику службы, и стремление с научной точки зрения подходить к проблемам защиты государства, защитил кандидатскую диссертацию по политологии на тему: «КНР в интернационализированных локально-региональных конфликтах XXI века».

• Мне в жизни и службе повезло, она проходила далеко от Москвы, была насыщена в большинстве своем боевым опытом, прекрасными людьми, и умещается в трёх регионах: ГДР (ГСВГ), Северный Кавказ (СКВО), Забайкалье (СибВО). За годы службы прошел почти все командные должности в войсковой разведке, от командира разведывательного взвода 60 мотострелкового полка (Равенсбрюк) 16 гвардейской танковой дивизии 2 гвардейской танковой армии  до начальника разведки – заместителя начальника штаба по разведке ордена Боевого Красного Знамени Сибирского военного округа. С октября 2010 года, в соответствии с Указом Президента РФ, нахожусь в распоряжении и ожидаю увольнения из рядов ВС РФ.

• В Вооруженных Силах прослужил более 35 календарных лет (47 лет в льготном исчислении). Из 35 лет более 12 лет прошли в зонах вооруженных конфликтов. За свою службу не искал легких путей, не отказывался от должностей, не юлил и не пресмыкался перед начальством, уважал подчиненных, не менял в угоду конъюнктуре взглядов и фамилий, не увиливал от участия в боевых действиях, не стремился к наградам и не жалел наград для подчиненных.

• Более 3000 воинов-разведчиков, в ходе только второй Чеченской компании, защищая целостность нашей Родины, по моим представлениям награждены государственными и правительственными наградами, некоторым из них присвоено звание Героя России.

• Основным побудительным мотивом для того, чтобы сесть за письменный стол явились материалы, опубликованные 17 ноября 2011 года на различных сайтах в интернете и посвященные выступлению начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии Н.Е. Макарова в Общественной палате РФ.

• Не вдаваясь в пересказ данных материалов, остановлюсь на некоторых озвученных начальником генерального штаба (НГШ) в своем выступлении тезисах, на мой взгляд, характеризующих нынешнее положение с реформой «нового облика» и постараемся определиться с последствиями их для России.

• «После распада СССР возможность локальных вооруженных конфликтов практически по всему периметру границы резко увеличилась. При определенных условиях я не исключаю, что локальные и региональные вооруженные конфликты могут перерасти в крупномасштабную войну, в том числе с применением ядерного оружия»,- заявил Н.Макаров.

Выходит, что угрозы для России резко усилились еще 20 лет назад. Тогда почему, с началом самой кардинальной реформы армии именуемой «новым обликом» и проводимой с 2008 года под руководством нынешнего Министра обороны А.Э. СЕРДЮКОВА, при непосредственном участии НГШ генерала армии Н.Е. МАКАРОВА, первым шагом было сокращение ее основ – офицерского корпуса и ликвидация института прапорщиков. А вторым шагом — сокращение численности армии и ликвидация основ видов вооруженных сил – дивизионной структуры.

• Данные действия реформаторов «нового облика» на фоне таких заявлений выглядят очень странно. Выходит, что НГШ в начале своей карьеры «не совсем правильно» сформулировал и доложил Министру обороны и Верховному Главнокомандующему, Президенту РФ  основные и перспективные для России вызовы и угрозы,  сроки их возникновения, районы развязывания локальных и региональных конфликтов, состав, возможности и характер действий группировок войск вероятных противников, характер действий террористических группировок?

• И самое главное, исходя из места России в современном мире и ее роли и месте в будущем, какие выводы были им доложены руководству страны для принятия правильных и адекватных решений по реагированию на эти вызовы и угрозы, как и чем она должна защищаться?

• При этом мне совершенно не ясно, почему так вдруг резко увеличилась возможность вооруженных конфликтов вблизи границ с Россией, да еще с применением ядерного оружия, ведь до начала нынешней  военной реформы угроза ядерной войны оценивалась совсем иначе?

• И кто будет противником России в крупномасштабной войне? Из тех угроз, которые могут возникнуть в ближайшей и среднесрочной перспективе, в руководящих документах отмечены только США, а Китай принят по умолчанию. Неужели после реформы «нового облика» мы так возвысились, что уже не сможем отразить без применения ядерного оружия возможную агрессию со стороны Грузии, стран Балтии, Афганистана, Турции или Японии?

• Странно было слышать, как господин Макаров огульно обвинил военных руководителей, которые ранее стояли у руля ВС РФ, в том, что они не способны были ничего сделать с армией и только они, реформаторы «нового облика» взялись за масштабную военную реформу. Неужели господин Макаров забыл, как много обсуждались планы военной реформы и при министре обороны Сергееве и при министре обороны Иванове, при начальниках Генерального штаба Квашнине и Балуевском?

• И грех делать вид, что не знаешь причину того, почему реформа не началась раньше – на неё элементарно у страны не было денег! И если господину Макарову с деньгами на реформу «повезло» — то в этом уж точно нет никакой его заслуги.

Вот они - реформаторы «нового облика» армии

• Крайне спорно утверждение НГШ о том, что, не начни он с министром обороны реформу, в 2014 году Российская армия осталась бы без техники и вооружений: «До 2015 года старый план, которым предусматривалось развитие, привел бы к тому, что мы по технике и вооружению в 2014 году Вооруженных сил в России бы не имели, — сказал он. — Исправной и боеспособной техники и вооружения, по его словам, осталось бы менее 10%».

• Возникает следующий вопрос, а на каком основании сделаны эти выводы? Во-первых, хвалить самого себя, да ещё не получив никакого реального положительного результата нескромно. А с другой стороны,  это заявление вызывает массу вопросов. Кто проверял технику и определил, что именно в 2014 году, ее оставалось бы только 10% исправной, а не в 2010 или 2011 году?

• А может быть, неисправность техники начала нарастать после всеобщего сокращения ремонтных подразделений и передачи их функций посторонним организациям в ходе реформы «нового облика»? И где был нынешний НГШ, какую должность он занимал? Разве он не отвечал в должности командующего округом, за исправность техники и вооружения округа, а в должности заместителя министра обороны по вооружению, начальника Генерального штаба непосредственно не участвовал в выработке программ перевооружения, в том числе и до 2015 года? Это такая глубокая забывчивость или попытка себя оправдать перед возможной грядущей отставкой или прямое перекладывание ответственности на других?

• Мое отношение к необходимости реформы армии заключается в том, что реформа армии необходима, потому, что необходимо готовить ее к неизбежным скорым грядущим испытаниям. Это позволит, с точки зрения национальной и глобальной безопасности, использовать последний шанс, данный России изменить систему, которая  выстроена по принципу глобального военного превосходства США и НАТО их военно-политического шантажа, и построить основанную на принципе баланса сил систему коллективной безопасности.

Истинная реформа армии, а не «новый облик» не втянет Россию в разорительную гонку вооружений с далеко не ясными перспективами, а выведет на новый уровень все направления экономики страны, не позволит ей окончательно свалиться на сырьевые рельсы, поднимет благосостояние граждан, вселит в них уверенность, что альтернативы развитию нет.

• Реформу армии, а значит и страны в целом нужно проводить, приняв кардинальные решения. Расширение ШОС и БРИК, создание Евразийского союза, объединение с Европой, ориентация экономики на Восточную и Юго-Восточную Азию, формирование новой финансово-экономической системы, вместо опоры на ФРС, позволит прекратить использовать себя как сырьевой придаток Запада и локализовать Евразийскую «дугу нестабильности». От этого решения только выиграет Россия и ее граждане.

• У реформаторов «нового облика» армии, исходя из последних выступлений НГШ, нет внятного понимания текущих, среднесрочных и долгосрочных угроз, а значит, и планы перевода армии на «новый облик» не соответствуют угрозам и дальнейшему развитию международной обстановки.

• Безудержный поток высказываний и комментариев наших военных руководителей, наших реформаторов «нового облика» позволяет с высокой достоверностью оценивать истинные итоги реформ и риски, последующие от их проведения, уже в ближайшей перспективе.  Исходя из этого, прекращение эксперимента под названием «новый облик армии» является жизненной необходимостью.

• Моя работа не предназначена для тех, кому нужны, говоря словами Столыпина, «великие потрясения, а не великая Россия».  Она предназначена для спокойного анализа и рассмотрения хода существующей реформы с критической точки зрения, говоря словами, бывшего начальник штаба сухопутных войск США, генерала Салливана: «расхождения во мнениях не является непочтительностью».

• Все реформы начинаются, и армия не исключение – с анализа обстановки в которой будут происходить эти действия, с анализа политических, экономических, а в нашем случае и военных угроз для страны, которая приступает к реформе своих основ существования. Как высказался недавно на одной из  встреч  Д.О.Рогозин  – в «современном мире уважают только силу», а армия – основа силы Государства Российского.

• В этом стремительно изменяющемся мире, где время войн и революций захлестнуло планету, где один кризис, еще не завершившись, порождает второй, где выход из создавшегося положения некоторые руководители государств видят только в развязывании крупномасштабной войны, для России уже практически не осталось времени на укрепление своей обороноспособности. И это, несмотря на то, что мы постоянно стремимся доказать партнерам нашу приверженность миру и стремление интегрироваться в международное экономическое  и политическое пространство.

Военная реформа глазами разведчика

• Нестабильность в мире нарастает. Очевидно стремление США, под лозунгом обеспечения мира и процветания во всем мире, гарантировать себе приоритетные позиции во всех ключевых регионах планеты. И основным механизмом реализации этих планов становится грубая военная сила. США давно перестали себя утруждать нормами международного права и суверенитета, по собственному усмотрению назначая себе врагов, и санкционируя самих себя на их уничтожение.

• Такая политика США несёт прямую угрозу России и её интересам. Сегодня США заняты холодной войной с Китаем. Точнее войной за ресурсы. Так проспонсированная США «революция» в Ливии лишила Китай нефти, которую он получал с востока Ливии. В настоящее время, по данным Международного энергетического агентства (IEA), в мире ежесуточно потребляется более 85 млн. баррелей нефти. К 2030 году эта цифра вырастет до 113 млн. баррелей, а общие планетарные запасы нефти оцениваются в 13 – 15 трлн. баррелей, но рентабельными из них являются менее 10%.

• Китаю, для поддержания темпов своего развития на уровне 9-10% и увеличения к 2021 году своего ВВП в четыре раза, необходимо ежегодно наращивать спрос на нефть на 25 – 30%. По оценке ряда экспертов, разведанные запасы нефти в Китае позволят ему к 2020 году добывать не более 200 млн. тонн, что создаст дефицит нефти на уровне 60-65%.

• Следующий удар США и НАТО в виде борьбы с терроризмом и распространения «цветных революций» можно ожидать по  Анголе с Нигерией, наряду с Ливией осуществляющих поставки нефти Китаю, а значит, в условиях резкого возрастания дефицита нефти, спровоцировать перевод конкурентной борьбы Китая в плоскость вооруженного противоборства с целью защиты своих национальных интересов. И объектом этого противоборства может стать слабеющая, прежде всего в военном отношении, но богатая необходимыми Китаю ресурсами Россия.

• Велика вероятность обострения обстановки в Крыму и на Северном Кавказе, где вмешательство Турция становится всё более очевидным. Растёт напряжённость между Азербайджаном и  Арменией.  Не оставляет планов возращения утерянных земель Грузия.

• Есть и Япония, которая не прекращает своих попыток решить вопросы с островами, пересмотрев итоги Великой Отечественной войны. Основной целью Японии является расширение собственного «жизненного пространства», необходимого для ресурсного обеспечения экономики.

• А на волне нарастающего азиатского национализма Пекин и Токио могут пойти на геополитический компромисс и вопреки желанию Вашингтона станут вместе строить «восточный дом». Для поддержания этих устремлений у Токио имеются японские ВС, по насыщенности современными видами вооружения и военной техники, не уступающие ни одной армии мира. Более того, имея достаточный запас плутония (до 60 тонн), а также финансовые, технологические и технические возможности, Япония способна в короткий срок стать ядерной державой, что усилит ее военный потенциал, необходимый для лидерства в АТР.

Всё это свидетельствует о том, что для России наступает жаркое время, время испытаний. Поэтому, наверное, можно экспериментировать в различных областях  экономики, в политике, и других сферах государственной деятельности, но в области обороны эксперименты пора заканчивать! Времени на них у нас просто нет.

Скорость развития неблагоприятной военно-политической обстановки пока явно опережает скорость модернизации наших Вооружённых Сил и проводимая реформа пока только тормозит эту модернизацию.

• Поэтому исправить урон от такой реформы, не видимый на первый взгляд и не находящийся на  поверхности, в короткие сроки невозможно, а это влечет за собой угрозу мирному сосуществованию России в современной складывающейся обстановке, растущей угрозы развязывания крупномасштабной войны, подступающей все ближе к нашим границам.

• Военную доктрину РФ (Указ № 146 от 5.02.2010 г) также разрабатывали определенное время, и она является основным документом стратегического планирования. В ней раскрывается  система официально принятых в государстве взглядов на подготовку к вооруженной защите и вооруженную защиту Российской Федерации.

• В Военной доктрине определено, что Россия не собиралась и впредь не намерена применять ядерное оружие в первом ударе. В ней содержится одно важное предварительное условие реализации такой возможности: это может произойти только в ответ и только в случае агрессии против России и (или) ее союзников с применением ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии с применением обычного оружия, «когда под угрозу поставлено само существование государства».

• Именно «в ответ». Стало быть, не будет агрессии, не будет и ответа, в том числе ядерного. Москва, как вытекает из новой военно-стратегической установки, вообще не намерена применять ядерное оружие в региональных или локальных конфликтах. В доктрине определено, что военные опасности в отношении России усиливаются и проведено разграничение на внешние и внутренние военные опасности и военные угрозы. Определены основные подходы к строительству Вооруженных Сил РФ.

Так почему НГШ Макаров, зная эти положения доктрины, делает какие-то сенсационные заявления о применении Россией ядерного оружия? На что и для кого они направлены?

• Угрозы для России многогранны, но применение ядерного оружия может быть обусловлено только в отношении агрессии США или Китая против России. А само применение – прерогатива Президента РФ. Остальные вызовы и угрозы, исходящие от других источников должны быть локализованы силами общего назначения. И никакие оправдания или ссылки на причины неспособности решать эти вопросы обычным оружием не должны рассматриваться.

• Недостатком Военной доктрины РФ является отсутствие в перечне внешних военных опасностей понятия об опасности для России, в случае получения иностранным государством преимуществ над ее вооруженными силами в обычных вооружениях, что в значительной степени будет влиять, на развитие военных угроз и не способность страны адекватно на них реагировать. Реформаторы не учитывают то, что есть в доктрине, а чего нет, и подавно учитывать не будут.

Медведев на военном параде

• Таким образом, исходя из содержания Военной доктрины РФ реформаторам «нового облика» нужно было ее внимательно изучить, составить планирование и приступить к выполнению. В августе 2009 года появилась уточненная программа реформы, известная как «Новый облик» российских Вооруженных сил. Так почему же реформаторы все делают в обратной последовательности и этому есть неисчислимые примеры. Сначала сокращают или ликвидируют, пытаясь подвести под это различные обоснования, а затем принимаются за развертывание, но качественно на порядок ниже того, что было ликвидировано…

• Отвечая на вопросы участников заседания Общественной палаты, начальник Генерального Штаба Николай Макаров «раскрыл военную тайну»: сообщил, что мобилизационный ресурс армии РФ сейчас составляет 700 тысяч человек, или сто бригад. А основу его составляют солдаты-срочники.

В этом высказывании НГШ, если пресса приводит его не в искаженном виде, кроется и незнание основ военной науки, с одной стороны, и воинское преступление, с другой.

• Как можно смешивать в одну кучу мобилизационный ресурс России, по самым скромным расчетам оцениваемый в 5-10 млн. граждан, с мобилизационной готовностью —  возможностью и способностью войск к быстрому развертыванию по мобилизационному плану и переходу на штаты военного времени? Не потому ли, что именно с подачи господина Макарова эта мобилизационная готовность наших Вооружённых Сил была фактически уничтожена.

• В рамках «нового облика» были полностью ликвидированы все кадрированные и сокращенные части и соединения, предназначенные для быстрого развертывания резервных дивизий второй, третьей очереди за счет получения мобилизационных ресурсов. Вместо этих частей и соединений, которые, в случае военной угрозы, могли быть развёрнуты в почти миллионную группировку, было создано два десятка баз хранения техники и вооружения, которые в лучшем случае, после долгого формирования «с нуля» (а в этих базах нет ни солдатского, ни офицерского состава), можно будет развернуть в бригады общей численностью в сто – сто пятьдесят тысяч человек, что для масштабной войны – ничто!

• В отличие от реформаторов Российской армии Министр обороны США Леон Панетта, комментируя грядущие изменения в своем ведомстве, связанные с уменьшением военного бюджета страны почти на 500 млрд. долларов в течение ближайших десяти лет и изменением соотношения между резервистами и действующими военнослужащими, отмечает, что после принятия нового военного бюджета американская армия сможет быстрее мобилизовать необходимые силы в случае угрозы безопасности США.

Такое хладнокровное уничтожение мобилизационной готовности страны иначе, чем военным преступлением назвать нельзя! Фактически, эти решения обрекают Россию в случае любого крупномасштабного военного конфликта на критическое отставание в мобилизационном развёртывании и как следствие к неготовности страны к войне.

И платить за эту неготовность нам придётся громадными человеческими жертвами. Именно к этому ведёт страну реформа «нового облика». Но останется ли после этого Россия? Кем станет ее народ?

• При этом совершенно не ясно, какое отношение к мобилизационному ресурсу имеют солдаты «срочники»?  Вообще-то, если господин генерал Макаров запамятовал, хотелось бы ему напомнить, что пока солдат служит срочную службу, он никак не может считаться «мобилизационным ресурсом». Или НГШ здесь, сильно не напрягаясь перед гражданскими людьми, спутал понятия? И объявил об укомплектованности Вооруженных сил РФ солдатами по призыву? Но в этом случае, ситуация ещё более драматичная.

• Получается, что с учетом оставшихся офицеров, за вычетом подлежащих увольнению, в том числе, и в связи с так называемой «ротацией», и отсутствием в войсках контрактников, уволенных ранее в соответствии с решением Министра обороны и начальника Генерального Штаба, укомплектованность армии не дотягивает до 80%.

• И это значит, что сегодня укомплектованность ВС РФ упала до 73-75% от пресловутого 1 миллиона военнослужащих. Численности, которую сами же реформаторы все эти годы называли «научно обоснованной» и «необходимой» для надёжной защиты страны. Как следствие вся организационно-штатная структура  трещит по швам.

• Теперь, чтобы как-то вывернуться из щекотливого положения и доказать, что всё под контролем, реформаторами срочно придумываются новые штаты бригад, некие «мобилизационные» бригады, развёрнутые на 60-70% от штатов военного времени. При этом согласно всех наставлений и документов, часть укомплектованная менее чем на 90% считается не боеготовой.

• Боеготовыми же, то есть укомплектованными на 100%, сегодня являются менее трети бригад «нового облика». Хотя ещё два года назад, затевая реформу, как её цель, господин Макаров объявлял существование в составе армии только 100% укомплектованных частей.

…Хотим мы этого или не хотим, но мы уже вовлечены в эту войну интересов супердержав. Хотя бы по причине наличия огромных запасов природных богатств, которые сосредоточены на нашей территории. Как говорил Наполеон: «География – это приговор».

• Россия, даже после распада СССР, находясь на первом месте по главному, не возобновляемому на данном этапе развития мира ресурсу, ресурсу почвы, как никто другой нуждается в надежной защите своих границ. И только армия способна обеспечить в современном мире суверенитет стране, целостность государству, защиту политических, экономических интересов, как государства, так и личности.

• После учений «Восток-2010», в которых мне довелось крайний раз участвовать, я думал, что большего убожества, чем то, что я увидел на этих учениях, я уже не увижу. Что большего непрофессионализма, и преднамеренного  ввода в заблуждение военно-политического руководства страны о состоянии российских Вооруженных сил, их боеготовности и способности решать боевые задачи в современных условиях уже не будет.

Учения «Центр-2011»

• Но итоги учения «Центр-2011», те эпизоды, которые освещала пресса и в частности телекомпания «Звезда», превзошли все мои ожидания, а публикация 29 сентября заявления НГШ генерала армии Н.Е. Макаров о будущей участи Главного разведывательного управления ГШ ВС РФ (ГРУ ГШ), его расформировании, поставила точку  в этих сомнениях.

Чем больше вырисовывается «новый облик» российских Вооруженных сил, тем устойчивее складывается мнение, что НГШ генерал армии Н.Е. Макаров был прав, выступая перед Общественной палатой РФ,-  нам не избежать в ближайшем будущем военной агрессии. Но агрессия эта станет возможной потому, что вероятный противник, в отличие от российского высшего политического руководства, которое не пытается разобраться и понять реальное состояние своих Вооружённых Сил, вполне реально оценивает боеготовность российской армии, ее способность адекватно решать задачи по защите государства.

• Мы ведь живем в сложном мире, который постоянно, несмотря на все усилия большинства стран мирового сообщества изменяется в худшую сторону. Угрозы все время модернизируются и нарастают, только усложняясь и становясь многогранными. И борьба за сосуществование в этом мире только усиливается, обретая все новые направления, и усиливается не только на уровне терроризма, а прежде всего на глобальном уровне. Для реагирования на эти угрозы только ядерных сил (СЯС) в арсенале страны уже недостаточно. Нужны высокомобильные силы общего, и прежде всего специального назначения, нужна авиация и ПВО, нужен флот, нужно высокотехнологичное современное оружие!

• Но еще важнее понимание угроз, их видов, направлений  и способов развития. Нужно понимание как эти угрозы локализовать с военной точки зрения, если недостаточно будет политических и экономических рычагов. Нужно понимание перспектив развития вооруженной борьбы, путей и способов строительства российских Вооруженных сил, развития военно-промышленного комплекса, военной науки и страны в целом.

• А этого понимания как раз у нынешних военных реформаторов и нет. Как расценивать слова генерала Макарова, который как достижение реформы заявил, что в рамках реформы было произведено «сокращение численности центрального аппарата Минобороны. За последние годы он уменьшился более чем в три раза — с 51 тысячи до 13,4 тысячи человек, сообщил начальник Генштаба. «И мы понимаем, что это еще не предел», — сказал он, подчеркнув, что «при этом уровень управления войсками нисколько не понизился».

• Но кто проверял дееспособность Министерства обороны и его центрального аппарата на предмет «уровня управления войсками»? Никаких стратегических учений такого уровня не проводилось уже очень давно. Тогда как определить уровень управления войсками? С технической точки зрения он оценивается наличием средств и каналов связи, и здесь, возможности управления войсками могли остаться на прежнем уровне. Но главным критерием всегда было и остаётся наличие подготовленного и обученного решать конкретные задачи офицерского состава.

• В царской России офицер генерального штаба должен был отучиться в академии Генерального штаба. В  советское время, чтобы стать офицером Генерального штаба нужно было пройти как минимум две-три должности в штабах, а в дальнейшем для служебного роста еще и обучение в академии Генерального штаба или ВАКГШ. Сейчас академия Генерального Штаба практически закрыта для офицеров Генерального штаба, а высшие Офицерские Курсы вообще вычеркнуты из «нового облика».

Как следствие сегодня Генеральный Штаб больше чем на 80% укомплектован офицерами в звании майора – подполковника в лучшем случае с «батальонным» мышлением – начальным уровнем военного образования, который просто по сумме знаний не позволяет работать на уровне Генерального Штаба, отвечающего за функционирование всех Вооружённых Сил в целом. В результате этого за два года катастрофически упал уровень штабной культуры.

• Подготовка и проведение важнейших решений изобилуют грубейшими ошибками и недочётами. При этом «ротированным» за эти годы офицерам Генерального Штаба в войсках в основном предлагались второстепенные должности в батальонном — бригадном звене, потому, что «ротация» нынешним военным руководством организована так, что офицер убывает не на ожидающую его равную и свободную должность в войсках, а в распоряжение командования того или иного направления для замещения любой вакантной и подходящей по уровню должности, но таковых там чаще всего просто нет!

Учения «Центр-2011»

• И это называется «повысившийся уровень управления войсками»? По-моему, это правильнее назвать «кадровым погромом», преступным стремлением любыми способами избавиться от подготовленного офицерского состава, потому что в 90% случаев такая преступная ротация приводит к досрочному увольнению уникальных специалистов. И все сетования, на то, что кто-то там «зажрался» и служит от «лейтенанта до полковника на одном месте» могут говорить только об очень низком профессионализме людей эти причины излагающим.

• Как военный руководитель, я могу сказать, что для того чтобы моё разведывательное управление стало эффективно работающим профессиональным коллективом, мне понадобилось три года упорных тренировок и обучения офицеров. А для того чтобы оно стало лучшим в российских Вооруженных Силах, еще три года постоянного внедрения самых передовых методик и технологий в подготовку офицеров и войск, о чем могут подтвердить многие должностные лица, в том числе и сам НГШ Макаров. Если бы тогда существовала пресловутая обязательная «ротация», боюсь, мне так и не удалось бы создать эффективно работающий коллектив.

• Думаю, что для подготовки офицеров Генерального штаба эти сроки, несомненно, увеличиваются как минимум в два раза. Поэтому, «механическое» сокращение численности органов военного управления в четыре раза, проведённое фактически за полтора года и без всякого научного обоснования, без проверки возможностей новых структур, помноженное на бессмысленную «ротацию», в ходе которой из центрального аппарата были выдавлены оставшиеся профессионалы, называть «заслугой» и «эффективной военной реформой» можно только в расчёте на то, что ловить на вранье «реформатора» никто не будет.

• А чтобы ни у кого не возникло никаких сомнений, для ввода военно-политического руководства страны в заблуждение применяется излюбленный метод – ПОКАЗУХА, в совершенстве освоенный нынешним военным руководством во всех ее проявлениях. Отличить правду от вымысла, не освоив военную науку и не владея военным искусством, а это очень тонкая грань, как лезвие бритвы, практически невозможно.

• Именно поэтому все крупные военные учения последних лет превратились в непрерывную цепь показухи и очковтирательства. Взять, к примеру,  учения «Центр-2011». Кто может внятно объяснить, почему вдруг вероятным противником на этих учениях оказались вооруженные формирования, имеющие численность и организацию сухопутных войск Ирана? При этом вопрос,  для чего Ирану нападать на страны СНГ, так и остался без ответа и разъяснения. Хотелось бы уточнить у господина Макарова, что же такое стало ему известно об «иранской угрозе», что нам срочно потребовалось отрабатывать на учениях боевые действия против Ирана?

• Те же, кто готовил учения, ответ на этот вопрос знают хорошо. Возможности средств огневого поражения «бригад нового облика», а так же выучка личного состава этих бригад, настолько слабы, что эффективно воевать они могут только с такими армиями, как иранская. При выборе в противники более современных армий результаты учений становятся удручающими. Поэтому при планировании учений «Центр-2011» решили уже не позорится, и сразу назначить себе врага, с которым легко справится. Вот это и называется «показуха»!

Учения «Центр-2011» - сплошная показуха!

• Военная наука – это искусство, ее с наскока не освоишь, на это может не хватить и всей жизни, она не сроднится с опытом и знаниями офис-менеджеров. Здесь цена вопроса – человеческая жизнь, свобода страны, свобода людей которые в ней живут, а она дается, как и Родина только один раз. Здесь нет виртуальных повторений. Здесь решение принимается только один раз. Ошибся и все, ты или твои подчиненные погибли. А освоить ее, прослушав три лекции от преподавателя, даже академии Генерального штаба невозможно.

• События последнего времени настойчиво подтверждают, что без вооруженной защиты страна и ее народ не может чувствовать себя спокойно и планомерно развиваться в соответствии с намеченными планами. Для парирования этих угроз в первую очередь, необходимо:

• Первое – исходя из развития угроз, а армия, прежде всего, предназначена для локализации внешних угроз, сроков их возникновения и районов развития, необходима разработка Концепции строительства и развития облика Вооруженных сил, как в целом, так и по видам и родам войск, системе управления, новым и перспективным средствам вооружения. И она должна основываться на необходимости, а не на прихоти реформаторов. К сожалению, такая концепция можно сказать, что отсутствует.

• Как по-другому можно объяснить то, что войска то сокращаются, то снова развертываются, части и соединения то ликвидируются, то снова формируются. Организационно-штатные структуры не соответствуют будущим вызовам и угрозам. Это приводит, прежде всего, к снижению боевых возможностей, к лишним огромным потерям в боевой обстановке среди личного состава и техники, к нерациональному расходованию выделенных денежных средств и позволяет на этом фоне заниматься коррупцией и распилом.

• США же, несмотря на заявленное ничтожное сокращение финансирования армии, в ближайшие годы намерены сделать ее «более мобильной, гибкой, готовой действовать в любых чрезвычайных обстоятельствах» и акцент в развитии вооруженных сил будет сделан на инвестиции в разведку, системы наблюдения и рекогносцировки, а также в «возможности проводить операции там, где противник препятствует этому», а значит, нельзя исключить, что и на территории России.

• Второе – отсутствием, именно у военного руководства российских Вооруженных сил,  понимания настоящих угроз, которые могут возникнуть как в ближайшей, так и среднесрочной перспективе, характера и способов будущей вооруженной борьбы, видов применяемого оружия, а значит и отсутствие четкого понимания как осуществить строительство Вооруженных Сил, каким вооружением и какой техникой их оснащать.

• Как и на каких принципах осуществлять поэтапную замену устаревшей техники и вооружения? Сколько и какой техники необходимо в первую очередь? И последнее – какая численность армии способна гарантированно выдержать первый удар в крупномасштабной войне и обеспечить развертывание мобилизационной составляющей Вооруженных сил и перевод экономики страны на военное положение?

Что сделано реформаторами «нового облика» российских Вооруженных сил за три года своей деятельности, куда ушли сотни миллиардов выделенных денежных средств? Где хоть какой то промежуточный итог?

• Сухопутные Войска России на протяжении всех задекларированных проверочных и итоговых «стратегических учений», так и не вышли по своей численности за пределы одной мотострелковой дивизии. А ведь Сухопутные войска должны быть способны создать группировку на стратегическом направлении численностью не менее  200-300 тысяч военнослужащих. Если в 2008 году «профессиональная» часть армии составляла более 65% от её численности, в которую входил офицерский корпус 350 тысяч, мичманы и прапорщики 160 тысяч и контрактники около 200 тысяч.  Итого 710 тысяч от общей численности 1 миллион 100 тысяч.

Экспертов удивили странные учения "Центр-2011"

• После всех сокращений, сегодня, при численности армии в 1 миллион человек, профессиональное ядро ужалось до 38%, при этом оставшиеся 62% это солдаты «срочники», 50% из которых служат менее шести месяцев и полноценными солдатами могут считаться лишь условно, а оставшиеся 50% владеют лишь минимальными навыками военных профессий.

• А где и на каком уровне находятся в российских Вооруженных силах  системы управления? Кто разработал, и поставил внятную задачу промышленности? Одни разговоры про ЕСУ ТЗ, но это низший уровень, а где автоматизированные на интеллектуальном уровне системы управления стратегического и оперативного звена? Только после внедрения данных систем в систему управления стратегическим и оперативным звеньями управления, можно добиться сокращения цикла боевого управления в операции и работать дальше уже над тактическим, понимая, что же нужно солдату в окопе или на боевой машине.

• Армия, как и промышленность не может развиваться в вакууме, не имея  ориентиров, не изучая возможности и не разрабатывая противовесы. Говорить только об угрозах терроризма, не учитывая глобальных угроз — не серьезно.  Здесь уместно пояснить на простых примерах утверждениях или заявлениях нынешних военных реформаторов отражающих их несостоятельность.

• Если исходить от того, что глобальной войны не будет, как ещё до 17 ноября утверждал НГШ, то возникает резонный вопрос, а зачем Российской армии 1000 вертолетов, о которых уже не раз говорил НГШ? Как я понимаю, это все супер современные всепогодные вертолеты. С кем им предстоит сражаться, с горсткой боевиков, которая может насчитывать от одного до ста человек?  Или с механизированными, высокомобильными регулярными и иррегулярными высокотехнологичными воинскими организмами, именуемыми Вооруженными силами государства, и олицетворяющими вооруженные силы вероятного противника, способного создать ударные группировки у наших границ за короткое время численностью более 500 000 военнослужащих.

• Тогда возникает снова и снова законный вопрос, а зачем мы начали переход на «новый облик» с сокращения офицерского корпуса и ликвидации института прапорщиков, с ликвидации дивизий сокращенного состава и баз хранения, с ликвидации военной школы и военной науки? Экипаж вертолета – три офицера. Экипаж в боевых условиях может совершить 2-3 боевых вылета продолжительностью 30 минут и протяженностью до 100 км. Значит, один вертолет в сутки будет задействован до 4-х часов, а что он будет делать остальные 19-20 часов. Для этого дополнительно нужны второй и третий экипажи летчиков.

• Такое же положение и с самолетами. Таким образом, только вертолетчиков нам нужно 6000 – 9000 тысяч офицеров, и это без учета увольняемых, выбывших по различным причинам, в том, числе боевым и санитарным потерям в ходе вооруженной борьбы. При численности заявленного количества самолетов на уровне 500–600 единиц, летчиков нужно более 1,5 – 2,5 тысяч человек. За какое время можно подготовить такое количество летчиков, при повальном и огульном сокращении военных училищ? На этот вопрос пусть ответят наши реформаторы. По нашим же подсчетам более 90 лет, при условии сохранения имеющейся системы военного образования!

Подтверждением данных расчетов является то, что только при ликвидации Военно-воздушной академии имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина в создаваемый военный учебно-научный центр в Воронеж из 148 профессоров, 129 докторов наук и 617 кандидатов наук переехало только 15 человек.

• А с другой стороны Министерство обороны уже отошло от ранее сделанных НГШ голословных заявлений о 1000 вертолетах и в августе 2011 года подписало контракт с холдингом «Вертолеты России» на 140 млрд. руб. на поставку 140 вертолетов до 2020 г. Для простого обывателя это внушительные цифры, а для профессионала это 17 вертолетов в год или 3-4 вертолета в год от каждого вертолетного завода России. Для заводов это будут «золотые» вертолет в прямом смысле этого слова. При таком раскладе накрывается одним местом и модернизация и инновации и все вместе взятое, в том числе и авиационная промышленность России.

• У нас существуют так же несколько глобальных стратегических проблем, от решения которых зависит дальнейший успех реформ:

Первая проблема – преступное пренебрежение опытом прошлых вооруженных конфликтов, как с участием Вооруженных Сил РФ, в том числе и на своей территории, так и с участием международных сил в различных конфликтах.

Вторая проблема – нежелание знать об основных направлениях развития вооруженных сил развитых стран мира, и пренебрежение в расчетах действий вероятного противника, что позволяет неправильно строить основные направления развития ВС, реальные, а не декларируемые.

Третья проблема – порой правильные слова и провозглашенные лозунги, которые на практике оборачиваются неправильными и преступными действиями.

Если мы не хотим повторить судьбу Ливии и её руководства, нам нужно остановить погром нашей армии под названием «новый облик»!

• Находясь более семи лет в должности начальника разведки Сибирского военного округа и отвечая за 30% территории России, я проникся глубоким уважением к нашему восточному соседу, Китаю. Достойна уважения деятельность руководства этой страны, его последовательная позиция  отстаивания своих стратегических интересов, его забота об обороноспособности страны, постоянное внимание к военнослужащим, забота о них и их семьях, последовательность в изучении опыта передовых стран в военном строительстве и извлечение из этого опыта всего передового.

• Например, руководство вооруженными силами КНР внимательно следит за всеми действиями, как США, так и России, предпринимаемыми ими для совершенствования своей военной организации, а также внедрения новых технологий в военную сферу. При этом, в отношении ВС России делаются в основном скептические выводы.

Высшее военное и политическое руководство КНР критически оценивает российскую военную реформу «нового облика», считая, что она привела лишь к ослаблению российского оборонного потенциала и ориентирует свои Вооружённые Силы на опыт ВС США, особенно в области информационного обмена и применения информационных технологий используют за эталон, в том числе, и в отношении американской концепции «сетецентрическая война».

• Пекин, не отказываясь полностью от методов «народной войны», что делает допустимым высокие потери в личном составе войск за счет холостых и безработных молодых китайцев, одновременно переходит к стратегии «активной обороны на передовых рубежах». НОАК предписано одерживать победы в будущих высокотехнологичных войнах, а именно:
— СЯС должны быть готовы к «стратегическому ядерному устрашению»;
— СВ – к «действиям в глобальном масштабе»;
— ВМС – к «морским войнам и ядерным контрударам»;
— ВВС – к « переходу одновременно к наступательным и оборонительным операциям».

• И нет никакого сомнения, что НОАК к этому придет, что так и будет. Таким образом, темпы модернизации НОАК характеризуют не только комплексную мощь КНР, но и выступают индикатором ее растущей агрессивности. Военная мощь Китая растет, и практически сравнялась с военной мощью США, и у меня, как у военного человека, на фоне неуклонного снижения  возможностей Российской армии, нарастает чувство тревоги за безопасность страны.

Армейские штабы сильно похудеют

• …Реформа в армии России проводится уже не одно десятилетие. С изменением видов угроз и их нарастанием изменялась частично структура, боевые возможности, система управления и комплектования, совершенствовались системы вооружения, способы ведения боевых действий, в том числе и при локализации вооруженных конфликтов (об этом, учитывая мой опыт, можно писать долго и много). Армия пыталась перейти на контрактный способ комплектования, пыталась изменить структуру управления.

• Но это все были шаги к поиску оптимальных, взвешенных решений. Они по большинству своему, к сожалению, не приводили к серьёзным положительным изменениям в армии, недостаточно готовили ее к новым вызовам  угрозам, но и не наносили урона боеготовности войскам. Главная проблема предыдущих попыток проведения реформы была одна – отсутствие необходимых для этого средств.

• С приходом нынешней команды реформаторов, под руководством Министра обороны А.Э. Сердюкова, и в большей степени, НГШ генерала армии Н.Е. Макарова, отвечающего за военную составляющую, в армии проведены кардинальные реформы, фактически разрушившие ее до основания. Это не высокопарные слова, рассчитанные на обывателя. Это слова для профессионалов, непосредственно участвующих в этих процессах. Задумайтесь, ведь придет время и нужно будет сурово ответить за все содеянное перед государством и народом.

• Ускоренно сокращена общая численность армии путем сокращения соединений, частей, военных баз, приведя численность к необоснованной цифре в 1 млн. военнослужащих. Данная численность в современных условиях, всего по истечении трех лет реформ, уже не отвечает требованиям безопасности государства, надвигающимся вызовам и угрозам.

• Ликвидирована основа устойчивости Вооруженных сил – мобилизационная составляющая государства, путем ликвидации сокращенных и кадрированных соединений и частей, военных баз, военных комиссариатов, разрушена система подготовки резервистов как офицерского, так и рядового состава. В этом решении не учитывается опыт не только Советской армии, но и НАТО и прежде всего США, которому пришлось сначала привлекать в Ираке Национальную гвардию, а затем часть функций передать частным военным компаниям (ЧВК).

• Под выдуманным предлогом «перевернутой пирамиды» повально сокращен офицерский корпус, являющийся исторически на Руси основой  армии. Снижены должностные и тарифные разряды для офицеров, тем самым лишив их стремления к службе. А в последующем объявлено о вводе дополнительно 70 тыс. должностей офицеров, якобы для укомплектования новых войск Воздушно-космической обороны страны. Такие качели в мыслях и расчетах могут показывать только одно, что у высшего военного руководства нет понимания, что же делать с армией.

• Полностью ликвидирован институт прапорщиков, ближайших помощников офицеров, институту которых в 2012 году исполнилось бы 300 лет от Указа Петра I. Это мотивируется «склонностью» прапорщиков к воровству и занятию должностей начальников складов. Но 80% должностей прапорщиков – это должности определяющие боеготовность и боеспособность армии, а значит, уже только этим действием нанесен громадный урон, граничащий с воинским преступлением.

• Да и если бы позволить всем прапорщикам «тянуть» себе домой материальные средства, о чем утверждают реформаторы, то понадобилось бы больше 100 лет на то, что бы осилить сумму,  которая спокойно уплыла за рубеж только за один 2011 год. А это по разным оценкам более 84 млрд. долларов (около 2,6 трлн. рублей, что равняется сумме выделяемой на год на перевооружение российских Вооруженных сил).

Полностью разрушена система подготовки офицерских кадров

• Полностью разрушена система подготовки офицерских кадров, нарушена устойчивость военного образования. Сокращены сотни профессионалов военного образования, докторов и кандидатов наук. Разрушена военная наука, включающая в себя стратегию, оперативное искусство и тактику. Теперь оперативное искусство будет преподавать военнослужащий в звании капитана или майора. Полностью выхолощена стратегия, а оперативное искусство подменено обыкновенной тактикой. Чего только стоит превращение академии Генерального штаба ВС РФ в периферийное ПТУ с двумя кафедрами и ежегодным выпуском одного – двух десятков военнослужащих.

• Надуманная, не свойственная духу и букве законов Российской армии, инициатива реформаторов заменить офицеров и прапорщиков на сержантов похожа на отсутствие здравого смысла, если не сказать большего. Чему можно учить сержанта 2 года и 10 месяцев, если хорошего сержанта в учебном подразделении или полковой школе готовили за шесть месяцев, а непосредственно в подразделении за два-три месяца.

• И в дальнейшем такой сержант вполне успешно справлялся со всеми возложенными на него служебными обязанностями, от руководства нарядом до принятия на себя обязанностей командира группы СпН в боевой обстановке! И таких сержантов у меня было подавляющее большинство, и только единицы, те, кого необходимо было заменить на должности, как не справившихся с возложенными обязанностями.

• Хочется спросить, сколько времени после такой продолжительной учебы сержант будет служить в действительности непосредственно в части, и до какого возраста? Сейчас три года учебы и три года обязательной службы. Не слишком ли  затратен для страны иметь такой подход? Когда, как и где он будет содержать семью? Женатый сержант уже не будет жить в казарме с подчиненными,  и чем же тогда он будет отличаться от уволенного прапорщика?

• Или господин Макаров на примере фильма «Офицеры» выделит семейному сержанту угол в казарме, завесив его простыней, чтобы сержант постоянно и ежеминутно боролся с дедовщиной и пресекал неуставные взаимоотношения в подразделении? Что будет с ним потом, где он устроится на работу, кто ему предложит достойный заработок? Сколько понадобится времени, чтобы подготовить армии достаточное количество таких сержантов?

• Упразднение дивизионной и полковой структуры в Российской армии разрушило систему подготовки и воспитания командных кадров и последовательность прохождение и освоения ими служебных обязанностей, лишило Сухопутные войска своей основной боевой составляющей, войска исторической преемственности, а командиров воинского  опыта и кругозора. А ведь полки, как воинские организмы, упоминаются на Руси, начиная с X века.

• Перевод войск на бригадную структуру на порядок снизил боевые возможности Сухопутных войск, лишил их основной структуры боевой организации – соединения, так как бригада является только частью, несмотря на то, что в ее интересах могут действовать все остальные структуры армии.

Как изменится структура войск

• Сейчас бригада  «нового облика» образно представляет собой «упавшую с дерева и ударившуюся о землю грушу» (вкусный, но переспевший плод). Хвостик (боевые подразделения) еле дышат, вершина (подразделения боевого обеспечения) дышат через раз, а побитые бока донышка (подразделения обеспечения) сокращаются полностью, а аутсорсинг от малейшего прикосновения сдуется и растечется по плоскости, оставив боевые части без возможности к сопротивлению.

• Провозглашен принцип постоянной готовности соединений («часовой готовности» по требованию НГШ). Но что это значит? Неужели господин Макаров тем самым признаёт, что разведка фактически деградировала до полного распада? Неужели всё разведывательное сообщество России в состоянии доложить Президенту страны о готовящейся агрессии только за час до ее начала?

• А какой материальный урон, исчисляющийся триллионами рублей, нанесен государству этим решением НГШ после передачи имущества со специально подготовленных складов на технику, в войска, в большинстве своем хранящуюся в неприспособленных для этого местах?

• Разрушена система управления войсками, не позволяющая эффективно, на протяжении длительного времени (больше чем пять суток) управлять войсками. В чем заключается «новая система управления», в чем ее мобильность и современность? Почему, со слов зампреда комитета Госдумы по обороне единоросса Игоря Баринова, при переходе армии на новую систему управления произошла «временная частичная потеря управляемости». Почему за это никто не понес ответственности? Ведь такое может произойти только при нанесении по войскам ядерного удара. Других причин не должно быть.

• Господин Макаров утверждает что «к 2015 году в Вооруженных силах будет создана новая система управления, «близкая к искусственному интеллекту». Она будет управлять не только армией, но и всеми силовыми ведомствами». Это что, прямой обман или преднамеренный ввод в заблуждение деятелей Общественной палаты РФ и руководства страны?

• Мне как военному руководителю до 2010 года было известно две автоматизированные системы управления: АСУ «Акация» и АСУ силами и средствами разведки. Обе системы начали разрабатывать в конце 90-х годов. Первая общевойсковая, а вторая предназначена для нас разведчиков.

• В ходе учений «Восток-2010» в Сибирском военном округе  пользовались нашей АСУ, так как АСУ «Акация» так и не смогла в должном объеме справиться с задачей. При этом на нее уже потрачен не один десяток миллиардов рублей, а сдвигов нет, да и не будет по одной простой причине, промышленности для ее разработки военные в нужном ракурсе должны поставить задачу, а если сказать простыми словами, то осуществить описание постановки задачи всех уровней управления. Для вывода ее на «близкий к искусственному интеллекту» уровень только для армии, не говоря о других силовых структурах, за такой короткий промежуток времени, нужен Гений каким был Стив Джобс!

• Господин Макаров не устаёт удивлять слушателей: «раньше Вооруженные силы управлялись так называемым стволом управления, то есть в каждом виде и роде войск была своя вертикальная связь. Нам такая система не нужна, ее техническое состояние не выдерживает критики«, — напомнил генерал. Сути новой системы он, впрочем, не объяснил.

• Что такое вертикальная связь и что такое техническое состояние? В этих высказываниях НГШ, снова всё смешано в кучу, видимо, чтобы люди далёкие от армии, не могли разобраться. Суть же сказанного сводится к простому пониманию, что в Советской армии и в Российской до «нового облика», основное внимание уделялось способности связи противостоять системам радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы противника, что обозначалось термином «устойчивость управления».

• Что увидел плохого НГШ в том, что у меня как у начальника разведки, была своя «вертикаль связи» полностью независимая от его вертикали, и эта связь обеспечивала устойчивое и скрытое управление во всех звеньях, во всех направлениях и при всех условиях обстановки, в том числе, ею пользовались и в ходе ОСУ «Восток-2010»! И в случае поражения одного из таких «стволов» всегда можно было задействовать параллельный или резервный.

Офицерский корпус

• А что касается технической стороны, так она зависит от выделения финансирования и своевременного обновления парка техники. Это ведь тоже очень просто и понятно. Отсутствие отвечающей современным требованиям боевой и оперативной подготовки, а значит обученности и боеготовности войск, влечет за собой неспособность частей выполнить боевые задачи, значительные потери среди личного состава и неспособность самой армии выполнить свою задачу по предназначению.

• Продолжая тему выступления НГШ в Общественной палате и касаясь вопросов аутсорсинга, снова обратимся к тексту, где НГШ Макаров сказал: «ремонт боевой техники также будет выполняться сторонними организациями. «В каждой бригаде будет работать по 20 человек гражданских специалистов, которые будут вести ремонт военной техники, при этом имея прямые связи с заводами«, — уточнил генерал.

• Этому вопросу можно посвятить отдельную статью, как и всем остальным, затронутым в выступлении НГШ, но хотелось бы уточнить и услышать ответы всего на ряд вопросов.

• Первый – в какую сумму такой подход обойдется производителям техники, с учетом, что ее нужно будет не только ремонтировать в мирных условиях, а и в боевых, при том, что старая испытанная, проверенная в боях ВОВ, Афганистана, Чечни система реформаторами «нового облика» разрушена полностью. И во сколько процентов или разы подорожает техника и вооружение?

• Второй – где и как будут набирать 20 гражданских специалистов для работы в боевых условиях крупномасштабной войны и справятся ли они с обязанностями 100 военнослужащих, ранее входящих в состав ремонтной роты полка? Можно предположить, что на первом этапе сюда будут привлекать уволенных недавно офицеров, но через 5-10 лет, когда и этот кадровый резерв иссякнет, кто будет этим заниматься?

• Где и за какие средства их будут готовить по избранным специальностям? Где и как проводить обязательную переподготовку? И, наконец, кто и за какие средства будет обеспечивать все это хозяйство необходимым оборудованием и техникой, в том числе и для действий непосредственно в ходе боя?

окружение господина Н.Макарова непрерывно генерирует некие мифы о военной реформе, которые требуют их публичного развенчания:

— миф № 1 – о профессионализме реформаторов;
— миф № 2 — о необходимости оптимизации и доведения численности армии до 1 млн. человек;
— миф № 3 — о необходимости сокращения военных округов и о трёх уровневой системе управления;
— миф № 4 — о необходимости сокращения офицеров и ликвидации института прапорщиков;
— миф № 5 — о необходимости введения института сержантов;
— миф № 6 — о необходимости перехода Сухопутных войск на бригадную структуру;
— миф № 7 — о новой военной форме;
— миф № 8 — о необходимости перехода на контрактный способ комплектования;
— миф № 9 — об аутсорсинге;
— миф № 10 — о денежном довольствии военнослужащих;
— миф № 11 — об обеспеченности квартирами увольняемых военнослужащих;
— миф № 12 — о гособоронзаказе;
— миф № 13 — о приказе МО №400 и приказе МО №1010;
— миф № 14 — о боеготовности и боевой подготовке войск по опыту учений «Восток-2010» и «Центр-2011»;
— миф № 15 — о военной науке и состоянии военного образования.

Мифы и реальность военной реформы

Миф №1 — о профессионализме

• Для проведения любых мероприятий должен составляться план действий, в котором видны конечная цель и промежуточные результаты с обозначением сроков их выполнения. Любой план строится на основе анализа угроз и замысла, в котором отражается на чем сосредоточить основные усилия, как и какими силами, выполнить поставленную задачу.

• В нашем случае, то есть в случае с реформой армии, должны были быть определены конкретные цели и задачи, сроки их выполнения и ясно указаны результаты, к которым должны выйти в ходе реформы. Однако в действительности мы имеем сплошное невыполнение всех, имеющихся и не имеющихся  планов, что ставит на грань невыполнения самой идеи придания армии «нового облика» и повышение ее боеготовности и способности отразить любую агрессию. Что мы имеем в итоге.

• До настоящего времени в Министерстве обороны программа реформ «нового облика» армии не отвечает реальным угрозам и вызовам и не учитывает развитие перспективных угроз. Не разработаны и не утверждены руководящие документы, уставы, наставления, руководства, на всех уровнях, которые должны были пройти апробацию в ходе различных, не показных, а настоящих исследовательских учений и тренировок, а весь материал по ним должен быть проанализирован военными учеными и выданы рекомендации по их совершенствованию.

• Не определена оптимальная структура органов управления, позволяющая функционировать как длительное время в боевом режиме, так решать вопросы по усилению других направлений, без ущерба для своей деятельности, да и просто учитывать повседневную нагрузку боевой подготовки и отдыха офицеров.

• Созданные новые органы управления  в настоящее время не в состоянии решать боевые задачи, особенно в ходе длительных (более 2-3 месяцев) мероприятий. Не в состоянии заниматься той боевой и оперативной подготовкой, которая требуется в новых условиях.

• Не определена структура дислокации войск и подходы к развитию этого вопроса с учетом уже существующих и перспективных вызовов и угроз. Концепция размещения, строительства и дальнейшего развития военных баз, не в полной мере соответствует современным требованиям, мировой тенденции их развития с учетом всех составляющих.

• Не соответствует действительности организационно-штатная структура практически всех органов управления и войск, особенно это касается бригадной структуры Сухопутных войск.

Мифы и реальность военной реформы

• Оперативное оборудование стратегических направлений, и прежде всего аэродромная сеть,  не соответствует потребности базирования авиации в ходе отражения агрессии или локализации вооруженных конфликтов. Да это никто и не проверял реально, а бумага, как показывает практика, все стерпит. Говорить о возможностях ведения широкомасштабных боевых действиях просто неприлично.

• Не соответствует действительности положение о прохождении службы офицерами, сержантами контрактной службы, а также военнослужащими по контракту. Подписанный и введенный в действие Федеральный закон №306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», несомненно, поднял денежное довольствие военнослужащих, но уже сейчас не учитывает требований, которые существуют, и является, к сожалению, по отношению к военным уже вчерашним днем.

• Все руководства по боевой подготовке требуют переработки. И это основывается на изменении (а не декларировании изменений) взглядов на способы ведения боевых действий, на пространственно–временные нормативы.

• Проведено сокращение десятков полигонов, а войскам негде заниматься. Практически все полигоны, при огромной территории страны, не соответствуют заявленным нормативам. Невозможно отрабатывать в полном объеме вопросы боевой и оперативной подготовки, включающей вопросы тылового и технического обеспечения, передача которых в настоящее время осуществлена на аутсорсинг.

• Только единственный полигон Капустин Яр с натяжкой может соответствовать тем требованиям по площади, которые необходимы, но полностью не соответствует составу и возможностям оборудования полигона. Да оно и понятно. Ведь денежные средства должны выделяться под конкретные проекты, а они отсутствуют.

Проведено сокращение десятков полигонов

• Министром обороны подписано соглашение об оборудовании на полигоне Мулино (Гороховецкий полигон) учебных мест для обучения бригад нового облика,  стоимостью более 3 млрд. руб. каждый комплект, а закуплены они будут в Германии. Это может быть в какой-то степени и хорошо. Но для определения оценки действий каждого звена управления бригады, каждого солдата будут использоваться немецкие технологии и программы. Для функционирования этого комплекса необходимо передать разработчикам, а это страна НАТО, являющаяся официально в руководящих документах нашим противником.

• Так вот, этой стране необходимо передать всю секретную техническую документацию и тактико–технические характеристики имеющегося и перспективного вооружения, средств связи, все секретные руководящие документы, секретные боевые уставы, раскрыть секретную систему управления и связи. А это значит, что мы останемся голыми, и у нас не останется военных и государственных тайн от блока НАТО. Как и с какой позиции это оценивать?

• Принята программа вооружения до 2020 года, но на чем она основана, на каких доктринальных взглядах, где там учтены новые виды угроз и соответственно требования к новым видам вооружений и техники? Как можно осуществлять заказ вооружений, длительность срока разработки, испытаний и принятия которых на вооружение может растянуться на годы, не зная, как и какими способами будем его применять? Здесь можно вполне согласиться с экспертами утверждающими, что программа рассчитана не на вооружение, а на разоружение и распил госбюджета.

• Почему озвучиваются недостоверные данные об итогах всех проводимых мероприятий в армии, начиная с 2008 года? Не соответствуют заявленным итогам и итоги учения с 74 омсбр (Юрга), проведенные в 2009 году  и призванные показать насколько верно, решение по переводу Сухопутных войск на бригадную структуру. Здесь упрекать министра обороны нет оснований. То, что ему доложил руководитель учений (НГШ), уничтожив по своему приказу все итоговые документы в течение 5 дней после учения, то он и доложил Президенту РФ.

• Полностью не соответствуют действительности итоги разрекламированного «стратегического» учения «Восток-2010», после которых было принято решение сократить два военных округа из семи. Так же, не соответствуют действительности и итоги «стратегических» учений «Центр-2011». И здесь непонятно, чего больше, незнания теории и практики, не владение ею со стороны руководства учениями, или стремление любыми путями понравиться Президенту РФ. Главное — больше шума, дыма и огня.

Стрельбы на полигоне Мулино

• Возможно, причина кроется в руководстве Вооруженными силами РФ. Менталитет русского человека нельзя сравнивать с американцем, в России армией должны руководить  военные профессионалы. А сейчас в руководстве Министерства обороны сконцентрированы в основном выходцы из Федеральной налоговой службы. Прошу прощения, ни в коем случае не хочу кого-то обидеть недоверием или упрекнуть в чем-то.

• Но неужели это самые преданные люди в стране, самые подготовленные в военном отношении, знающие военное искусство на уровне Жукова, Василевского или Рокоссовского представители элиты России, что им, по сути дела, Президент и Премьер вручили не только саму страну в целом, а жизни, как граждан России, так и свои? Или здесь другой, нам непонятный замысел?

• Реформу Вооруженных Сил РФ проводили и ранее при Министре обороны С.Б.Иванове под общим руководством  генерала армии, Героя России А.В.Квашнина и генерала армии Ю.Н. Балуевского. Были у каждого положительные и отрицательные успехи, были и недостатки, однако не мне их судить. Одно могу сказать.

• Министру обороны С.Б. Иванову я благодарен за то, что впервые за многие годы отсутствия строительства и обустройства в армии, при прямой поддержке В.В.Путина были построены и реконструированы казармы для личного состава, появились приемлемые, а в некоторых случаях и отличные условия для жизни и быта российского солдата. Наконец появилась в казармах солдат горячая вода.

• Анатолию Васильевичу Квашнину я благодарен за заботу о разведке, о ГРУ, за огромную помощь, оказанную моим разведчикам не только в годы нахождения на должности Начальника Генерального штаба ВС РФ, а и в дальнейшем, в должности Полномочного Представителя Президента РФ по Сибирскому  Федеральному округу.

• Юрию Николаевичу Балуевскому я благодарен за вдумчивое решение и упорство в проведении эксперимента, направленного на поиск путей решения военной реформы, без нанесения армии непоправимого ущерба, от которого она, если не прекратить вчера, уже не оправится.

• До этого эксперимента, да и сейчас при новом руководстве ВС РФ в решениях командиров всех уровней практически не учитывалась угроза со стороны иррегулярных вооруженных формирований,  диверсионно-разведывательных групп (ранение командующего 58 армией в районе Цхинвала), незаконных вооруженных формирований и просто бандформирований, что ставило на грань провала все принимаемые решения.

Здесь есть что увидеть, оценить, пощупать руками. А что в итоге реформы «нового облика», кроме деклараций, срыва гособоронзаказа, различных чрезвычайных происшествий, которые будут накатываться как снежный ком?

Миф №2 — о необходимости оптимизации и доведения численности армии до 1 млн. человек

• Численность Вооруженных сил РФ должна учитывать существующие и перспективные угрозы и гарантированно отразить агрессию вероятного противника, в первую очередь, в крупномасштабной войне с привлечением всего мобилизационного ресурса страны. Во вторую очередь, выйти победителем в локальной или региональной войне наличествующим составом регулярных войск, в крайнем случае, с привлечением части мобилизационного компонента, дислоцированного на данном стратегическом направлении. И только потом, выделенными ограниченными силами и в первую очередь спецназом и ВДВ решить задачи борьбы с террористической угрозой.

Присутствие войск США в мире

• При противоположном рассмотрении данной структуры возможностей Вооруженных сил по нейтрализации угроз, предусмотренной «новым обликом», страна будет гарантированно поставлена уже в начале возникновения любого конфликта в безнадежно проигрышное положение. И сроки его будут зависеть только от интенсивности операции.

• У Правительства России нет сейчас четкого понимания, в какой сложной военно-политической ситуации оказалась страна в результате реформы «нового облика» армии. Правительство США, учитывая и прогнозируя развитие обстановки в мире, не сокращает, несмотря на запредельный долг, оцениваемый более чем в 14 трлн. долларов, свою армию, а наоборот увеличивает их на 22 тыс. военнослужащих.

Так, регулярная армия США сейчас насчитывает более 1,5 млн. военнослужащих. Дополнительно усиливается частями Национальной Гвардии, общая численность которых около 500 тыс. человек.
А в составе частей резерва, созданных более 100 лет назад, еще насчитывается более 370 тыс. военнослужащих. Мобилизационные резервы в этих расчетах не учитываются, они проходят отдельной строкой.
Таким образом, общая численность армии США насчитывает около 2,4 млн. военнослужащих.

• В армии Китая общая численность регулярных вооруженных сил приблизительно находится на уровне США, за исключением резервной компоненты, в десятки раз превосходящей численность резерва США. Здесь мы также не учитываем мобилизационные резервы НОАК, насчитывающие от 6 до 36 млн. человек.

• Эти передовые по своей численности и структуре вооруженные организации двух государств (США и Китая) в своей потребности к численности Вооруженных сил исходят, прежде всего, из необходимости отразить сначала крупную агрессию, а после этого мелкую отразить всегда возможно.

Реформаторы «нового облика» создавая миф о необходимости оптимизации армии и доведения ее численности до 1 млн. военнослужащих, пытаются апеллировать к различным надуманным причинам, решение которых в основном и зависит и от них самих:

— Почему поднимается проблема демографической ямы в стране и невозможность комплектования армии достойными призывниками?

— Почему необходимость повышения благосостояния военнослужащих, а значит и обороноспособности страны возможно только за счет сокращения численности армии?

— Почему отсутствует анализ реальных угроз?

— Почему сначала сокращают офицеров, прапорщиков, военнослужащих по контракту, в большинстве своем имеющих боевой опыт, а по истечении непродолжительного времени выдвигают просьбу Президенту страны на увеличение численности офицеров и объявляют о новом наборе военнослужащих по контракту?

• Одним повышением денежного довольствия военнослужащих по контракту в войска не набрать. Нужен другой подход, но его, к сожалению, у реформаторов нет. Это поляна для всякого рода преступлений.

• Сейчас в строю Вооруженных сил если и наберется 250-300 действующих генералов, то это успех, больше смахивающий на «банановую армию». В Генеральном штабе есть Главные управления, где действующих генералов можно пересчитать по пальцам на одной руке. К чему стремились в ходе реформ?

Как это расценивать?
Если с политической точки зрения, то это выглядит, как стремление избавиться от советского прошлого, потому, что все сокращаемые офицеры и прапорщики прошли обучение еще в советской военной школе.
Если с военной – подрывом боеготовности армии и обороноспособности страны.

• Повышение благосостояния военнослужащих, как и боеготовность армии, это неотъемлемые части одного организма именуемого Вооруженными силами. Но боеготовность и мощь вооруженных сил не может взяться ниоткуда, она рождается постепенно при наличии достаточного количества профессионалов своего дела в лице офицеров, прапорщиков, сержантов, солдат и наличии современной боевой техники.

• Первую составляющую этого процесса, касающуюся офицеров и прапорщиков, уничтожили одним росчерком пера, сократив численность офицерского корпуса и ликвидировав институт прапорщиков, а вторую (новую технику и вооружение), с нашими руководителями, мы не дождемся никогда.

Военнослужащие по контракту

• К этому можно добавить и принудительное сокращение военнослужащих по контракту, проведенное по прямому указанию Министра обороны полтора года назад. А снова привлечь эту категорию граждан в состав армии просто нереально. Вот и получается, ранее в армии при численности в 1,4 млн. военнослужащих, эта цифра реально соответствовала численности личного состава, сегодня же, при численности в 1 млн. человек, реальная укомплектованность армии находится на уровне 70-80%. С такой укомплектованностью армия не боеготовая!

Выходит, что сокращение армии до 1 млн. военнослужащих привело в реальности не к повышению, а к резкому снижению  ее боеготовности до минимума, после которого она просто не может противостоять внешней и с очень большим трудом — внутренней угрозе.

Совершенно очевидно, что численность российских Вооруженных сил, исходя из мирового опыта, должна рассчитываться из прогноза развития военно-политической обстановки в мире и непосредственного развития ее по периметру границ России и должна соответствовать не менее 1,6 млн. военнослужащих.

• Эта цифра не раз и не два была обоснована экспертами, проверена учениями и соответствует реальным вызовам и угрозам. Пути для ее реализации есть.

Миф №3 — о необходимости сокращения военных округов и о трёх уровневой системе управления

• Геостратегическое деление территории страны в советское время и уже в новое российское всегда проводилось исходя из основных угроз, которые могут возникнуть и из необходимых возможностей Вооруженных Сил по их нейтрализации. Здесь важно не путать имеющиеся и необходимые возможности. После оценки угроз происходило административное и оперативное деление территории, строилась система управления, включающая в себя пункты и органы управления, систему связи как стационарного, так и мобильного компонентов. Развертывалась, в соответствии с возможностями страны и степенью угроз группировка войск на избранных направлениях.

• Опыт  США и Китая подтверждает данный тезис, но США имеют еще и свою особенность в виде отдельного континента и отсутствия на континенте угроз военного характера, что не характерно для России.

• Это относится и к Китаю, который после известных договоренностей о 300 км демилитаризованной зоне на российско-китайской границе, разумно основную массу войск отвел значительно дальше от границы, расположив их в комфортных со всех сторон условиях (экономических, климатических, демографических). Одновременно в ходе экономического развития регионов обеспечил им возможность совершения маневра в любом направлении, любыми силами за необходимое и достаточное для этого время.

• К этому еще необходимо добавить и информационно-психологическое, патриотическое воспитание как граждан стран в целом, так и военнослужащих. Не зря, ведь все без исключения, когда заходит разговор о службе в советской, а затем и в российской армии, перечисляют, что я служил в Дальневосточном военном округе или в Забайкальском, для которого военные юмористы придумали слоган, «забудь вернуться обратно».

Современные военные округа

• Почему сократили два основных округа? Реальные итоги учения «Восток — 2010», задекларированные НГШ как проверка «нового облика» в системе военного управления, показали всю несостоятельность этого тезиса, но политическое руководство страны было введено в заблуждение и с реальными итогами этих учений не ознакомлено.

• А ведь если исходить из того, что это действительно прорыв в военной науке и военном искусстве, в системе управления, то, как раз эти документы должны были быть размножены и на их опыте все остальные должны учиться. Но, чтобы скрыть истинное положение дел, все документы по учениям было приказано уничтожить.

• Возникает вопрос к Совету Безопасности РФ, к Государственной Думе. Почему ни разу не было проверено качество управления вновь созданными органами военного управлениями? Не проверка Министерством обороны самих себя, а независимыми экспертами Совета Безопасности РФ,  во взаимодействии  с Комитетом по обороне  Государственной Думы? Однозначно можно сказать, что при такой проверке будут вскрыты все недостатки данной системы управления с военной точки зрения. И чем быстрее это произойдет, тем лучше для страны и меньше средств будет затрачено на восстановление.

• Названия военных округов или как их именуют стратегических командований с политической и идеологической стороны не несут никакой нагрузки. Что для простого российского солдата или офицера означает Восточный или Западный округ, привязанный к сторонам света, а не к территории страны, во имя которой и на территории которой он служит? В какой это стране? Получается, что такие округа могут быть в любой стране, а их названия предназначены не для российских солдат, а для наемников с других стран, чтобы не теряли ориентацию в пространстве.

• Или снова безграмотно берём пример с США, где их командования привязаны по названиям именно к территориям, на которых они находятся за пределами своей страны, поэтому и могут именоваться как «Африканское командование вооружённых сил США» или АФРИКОМ (англ. United States Africa Command, USAFRICOM, AFRICOM), но постоянная штаб-квартира командования располагается в Kelley Barracks (Штутгарт, Германия).

• О трёх уровневой системе управления говорить, просто бессмысленно! Это разговор ни о чем. В чем преимущество данной системы, о которой с таким упоением докладывает военное руководство? Возможно в прохождении информации или в управлении войсками и оружием? Но прохождение информации зависит от системы связи и ее пропускной способности и устойчивости, а не от структуры управления. Если система связи аналоговая, то информация может вовсе не дойти до потребителя, если цифровая, то противник, используя средства РЭБ, может воспрепятствовать ее прохождению.

• Или в декларировании, что все теперь подчиняется одному командующему? Так и раньше войска, находящиеся на одной территории или участвующие в одной операции, всегда подчинялись одному командующему, особенно в боевой обстановке. Где здесь логика в высказываниях, что это позволяет улучшить систему управления. Или управление заключается сейчас в недопущении пневмонии, так казармы все равно переполнены, а боевой подготовкой по 18-20 часов в сутки заниматься нельзя, все вымерзнут, особенно зимой.

• Посмотрите на ход совещаний или военных советов в Восточном округе. Там темная масса моряков сидит по одну сторону, а зеленая по другую. А между ними огромная пропасть в виде широченного прохода. В настоящей системе командующий армией будет сидеть рядом с командующим флотилией для постоянного и непрерывного взаимодействия. Или может быть мы в чем-то неправы?  Ведь такое впечатление, что военное искусство никто из реформаторов по-настоящему не изучал или уже забыл. Другой мысли я не допускаю, иначе просто страшно становится.

До «нового облика»  армии существовала проверенная временем и утвержденная кровью солдат и командиров система управления: округ – армия – дивизия, а в дивизии: дивизия – полк — батальон.
Каждый руководитель принимал решение и отвечал за него. Поэтому система управления базировалась именно на органах управления, именуемых штабами, которые отвечали за планирование и применение подчиненных войск.

• Зачем нужно было ломать устоявшуюся систему, ее нужно было модернизировать, оснастив современными средствами связи, новой техникой, обучить работе на новой технике личный состав и сохранить боеготовность и возможно самое главное – устойчивость системы военного управления. Учить войска и штабы не заниматься показухой (без кавычек, потому, что это истина), а управлять войсками при самом интенсивном противодействии во всех сферах. И здесь снова закрадываются страшные мысли. Ведь ломать, не строить. А кому это выгодно?

• В системе управления «нового облика» осуществлен отказ от устойчивости системы управления и, прежде всего, по причине сокращения должностей офицеров, а значит и количества пунктов управления. Вооруженные силы РФ, при применении современных высокоточных средств поражения, как пример, типа Х-51А,  подвергаются риску в первые минуты и часы лишиться полностью всей системы управления.

Таким образом:

— названия военных округов в современной России с политической и идеологической точек  не соответствуют ни традициям, не своей сути, и относятся к непонятной виртуальной стране, возможно предназначенной для других;

— созданные конгломераты, особенно это видно по Восточному и Центральному округам, не способны в полной мере управлять войсками в повседневной жизни и полностью не способны будут управлять ими во время возможных вооруженных конфликтов;

— сокращение численности личного состава в органах управления привело к неспособности добиться устойчивого и непрерывного управления, особенно это касается жесткого регламента в ходе длительного процесса боевой обстановки. Здесь нарушается весь принцип управления войсками;

— более подробный, а не поверхностный подход, диктуемый данной публикацией, требует углубленного и досконального рассмотрения вне рамок данной статьи, с показом всего негатива, который реализован в концепции «нового облика» на примере проведения настоящих стратегических учений непосредственно и под личным руководством Президента РФ.

• Только исходя из анализа угроз, которые  постоянно нарастают и трансформируются, можно оценить и понять, кто и как будет отражать эти угрозы, что может стать с Россией в случае реализации этих угроз, как вероятным противником, так и со стороны действий сторонников «оранжевой революции». Как выяснилось на итоговом собрании Академии военных наук, прошедшем 28 января 2012 года в Москве, реформаторы «нового облика» до настоящего момента так и не усвоили, какая армия нам нужна.

Мифы и реальность военной реформы

• Высказывания НГШ генерала армии Н.Е.Макарова, прозвучавшие в его выступлении, по-другому оценить нельзя. НГШ в выступлении говорил о том, что «реформа должна быть качественно проведена, мы опоздали», что «пора заканчивать разговоры о реформе, она закончилась, нужно понять, какая армия нам нужна», что «созданы 4 (четыре) округа на 6 (шесть) стратегических направлений», что вся проблема в военном образовании зарыта в том, что профессора и преподаватели имели московскую прописку, а сейчас 2 (два) года не принимаем курсантов, потому, что «преподаватели без опыта», что есть два ствола ответственности «военный и гражданский», что набор на контрактную службу будет происходить уже с 2013 года, «требования к контрактнику прорабатываются», теперь «будет изменена структура жизни ВС».

• Правильность моих взглядов подтверждают сами реформаторы. Это ли не парадокс самой реформы? Позволю себе через редакцию высказать искренние слова благодарности всем, кто поддержал меня в ходе заседания Академии военных наук и предложить Вашему вниманию очередной отрывок работы.

Миф №4 — о необходимости сокращения офицеров и ликвидации института прапорщиков

• Впервые о подходах к сокращению офицерского корпуса и ликвидации института прапорщиков я услышал из уст нынешнего НГШ генерала армии Н.Е. Макарова в конце 2008 года.  Выглядело это приблизительно следующим образом: некая виртуальная «пирамида», на вершине которой располагается НГШ, а дальше к основанию пирамиды все остальные офицеры и на каждом уровне их должно быть строго определенное формой пирамиды количество. И около каждого офицера определенное количество солдат. Офицеры без солдат вообще не должны были существовать.

• Еще в то время у меня возникло  ощущение ошибочности такого «геометрического» подхода к определению смыла пребывания офицеров в армии, и определения численности офицерского корпуса. В сущности, такая «пирамида» низводила офицеров до уровня математической пропорции, зависимой от наличия количества единиц именуемых «солдаты». Сразу возник вопрос, а куда девать те части, где солдат в мирное время практически нет, но офицеров и прапорщиков почти полный комплект? То, что называется «мобилизационный комплект» — важнейшая стратегическая составляющая любой армии?

• Решение по этому вопросу меня просто потрясло — сократить всё за ненадобностью, потому, что  не вписываются в «пирамиду»! Понятно, что реформа «резервного компонента» ВС РФ была необходима. Но все «реформирование» вылилось в их упразднение и появлении теории, что сейчас «воюют армиями мирного времени», а мобилизации не будет.

И одним махом то, что десятилетиями являлось сдерживающим фактором для любого агрессора – возможность нашей армии за угрожаемый период развернуться до уровня, исключающего любые надежды на «блиц-криг», было уничтожено.

Сегодня мобилизационные возможности российской армии «нового облика» настолько мизерны, что практически могут не учитываться вероятным противником.

• Мобилизационные возможности раскрывать полностью нельзя, а предложить Верховному Главнокомандующему их проверить, можно. Нужно просто дать команду, на выбор, отмобилизовать любую базу хранения и ремонта вооружения и техники, но с одним условием – внезапно для всех категорий исполнителей. При этом основное внимание уделить вопросам, где и откуда  будут брать в формируемую часть офицеров и солдат.

• Кто будет готовить в ходе боевого слаживания личный состав, качество и сроки освоения ими своей воинской специальности, какое состояние техники и запасов материальных средств, кто будет обслуживать часть в поле на аутсорсинге, да проверить и остальные вопросы, касающиеся боевой готовности базы, в том числе и маршевые. И сделать соответствующие выводы.

• 28 января 2012 года на итоговом заседании Академии военных наук, НГШ снова обосновывая свои действия, сослался на то, что «в 2000 году придумали угрожаемый период», и что «это утопия», что «на восстановление техники нужно было 10 годовых бюджетов страны». Хотелось бы спросить, во-первых, а сколько времени длился угрожаемый период для Югославии, Ирака, Афганистана, Ливии и, наконец, сколько уже длится для Ирана, а сколько длился для Южной Осетии?

Будущие офицеры

• Да и для России, в случае обострения обстановки между нами и США с НАТО с одной стороны, или с Китаем с другой, угрожаемый период все равно будет. Какой? Это другой вопрос, требующий отдельного рассмотрения, но то, что он будет это бесспорно.

• Во-вторых, озвучивая официально цифру в 1 триллион рублей на восстановление техники, НГШ так же официально признается, что во время его командования округом, да и после него, вся техника в войсках была небоеготова. Это смелый поступок, если он осознан. Тогда почему выставлялись хорошие и отличные оценки частям и соединениям, рост по служебной лестнице только особо приближенных командиров. Почему так происходит у нас? Одни вопросы, а кто на них даст ответ?

• Хочется понимания, как выстраивать «пирамиду», например в ВВС-ПВО, а сейчас в ВКО, где традиционно, в силу специфики требований, процент офицеров часто приближается к численности рядового состава, а иногда и превосходит его. Что делать со штабами, где опять же процент офицеров высок, но без которых выстроить эффективную систему боевого управления невозможно. Ввести солдатские должности в штабы, укомплектовать, как сделано это сейчас в некоторых организмах их солдатами срочной службы? Будет ли от этого повышение управляемости и качество управления. Ответов тогда, да и сейчас, я так и не дождался…

До сих пор нет четкого понимания того, откуда в головах «реформаторов» возникла мысль, что офицеры должны составлять 15% от общего числа военнослужащих? По мнению нынешнего руководства ВС РФ, такое соотношение является «мировой практикой». Мол, именно такой процент офицеров в составе ВС США, Франции, ФРГ. Но прямое сравнение всегда хромает и, к тому же, данные, к которым апеллирует российское военное руководство, весьма неточны.

• В тех же США численность офицерского корпуса называется только применительно к вооружённым силам. При этом в частях Национальной гвардии служат офицеры и сержанты регулярной армии. Они стоят на командных и штабных должностях, а так же выполняют обязанности инструкторов. К примеру, на Combine arms battalion  в «тяжелой бригаде» Национальной гвардии, таких должностей не менее 20. Достаточно посмотреть на организацию Национальной гвардии США, то сразу станет понятно, что военнослужащих регулярной армии в ее составе больше чем 10 тысяч человек.

• И американцы очень продуманно и взвешенно подходят к любым сокращениям офицерского корпуса. Фактически у них никогда не происходит увольнение офицера «в никуда», просто потому, что он оказался почему-то лишним в определённой численности.  В случае если должность сокращена, то офицера переводят в Национальную гвардию на близкую по ВУС и окладу должность. На этой должности, офицер и дослуживает свой контракт, либо кадровые органы находят ему новую должность в регулярной армии.

• У нас же возобладал, ничем не мотивированный, механистической подход «гильотинного» сокращения, под некие условные цифры и проценты. Публике презентовались некие кадровые «яйца» и «пирамиды», которые должны были продемонстрировать структурные преобразования офицерского корпуса. И эти сокращения были отданы для исполнения самым разложившимся и поражённым коррупцией армейским структурам, которые, стремясь не попасть под эти самые сокращения, безропотно приступили к «секвестированию» офицерского корпуса. И это секвестирование  пошло по самому худшему сценарию.

Вместо тщательного индивидуального подхода, продуманных, взвешенных решений, началась просто вакханалия «вычёркиваний», когда из состава армии сотнями и тысячами вычёркивались  в полном составе воинские части, соединения, штабы, управления, отделы, службы.

Всё подгонялось под поставленные начальником Генерального штаба «стахановские» цифры сокращений. В итоге этой «большой чистки» из армии были вышвырнуты десятки тысяч профессионалов, офицеров и генералов с огромным боевым опытом, орденоносцев, героев России, с блестящим образованием и огромным военным талантом.

• Никто даже не попытался разобраться с этим громадным преступлением, по своим масштабам, оставляющим далеко за собой даже знаменитые «ежовские чистки», в ходе которых от всех репрессий пострадало лишь 40 000 тысяч командиров РККА. В ходе же нынешних «чисток» из армии было «вычищено» больше 100 000 офицеров! Я говорю лишь о тех, кто мог и желал продолжать службу, но был лишён этой возможности.

К чему же привели офицерский корпус эти сокращения и выстраивания «пирамид»? На простых примерах разберем их последствия.

• Когда-то, я, как и тысячи моих сверстников, избирая профессию офицера, в глубине души мечтал о «маршальском жезле». Глупо идти в военное училище, не имея честолюбивых планов и мечты сделать военную карьеру. Это краеугольный камень профессионального роста военного. Хорошо служишь – растёшь в звании и должности. Не складывается служба – не двигаешься по служебной лестнице.

Что ждёт сегодня молодого офицера?

• До начала нынешней военной реформы любой офицер знал, что добросовестная служба почти наверняка гарантировала ему служебный рост до полковника или подполковника в войсках или в штабах разных уровней. А что ждёт сегодня молодого офицера? В мотострелковой бригаде в батальоне 9 командиров взводов, 3 командира роты, 1 командир батальона и один командир бригады. Ответьте сами себе на вопрос, сколько нужно самому молодому лейтенанту из этой девятки служить на должности командира взвода, чтобы просто подняться на следующую ступень, при том, что условно каждый командир должен служить, чтобы освоить в полной мере обязанности не менее трех лет в должности?

• При самом благоприятном раскладе только через 24 года лейтенант станет капитаном, и подлежит увольнению на пенсию по достижению 45-летия. Будет ли лейтенант столько ждать, будет ждать его семья, как у него будет меняться денежное содержание в течение этих 24 лет, или после трех лет оно остановится и дальше расти не будет? В каком штабе, на каком уровне его ждут? Где ответы на эти и другие простые вопросы?

Скорее всего, этот молодой офицер, лишенный реформаторами всех льгот, несмотря на повышение денежного довольствия, уйдет «на гражданку» максимум через 10 лет, получив право на квартиру, или раньше, если это право у него отнимут, значит, в армии по-прежнему будет сохраняться неукомплектованность офицерами, а, значит, она снова будет не боеготовой!

• И сегодня плоды таких сокращения мы видим на всех уровнях. Практически полностью ликвидировано дублирование, когда обязанности одного офицера в его отсутствие перелагались на другого, выполнявшего смежные задачи. Сегодня численность офицерского корпуса на всех уровнях урезана до такого состояния, что  при незапланированном отсутствии офицера  — по болезни или, к примеру, в силу семейных обстоятельств, и даже при обычном уходе в отпуск – исполнять его обязанности зачастую не кому, и вся работа останавливается до его возвращения.

• Сегодня даже такую очевидную задачу, как восполнение потерь в случае вооруженного конфликта решить, не подрывая боеготовность не возможно. Раньше такие потери пополнялись за счёт офицеров кадрированных частей и соединений, которые в условиях локальных конфликтов фактически являлись кадровым резервом для боевых частей. Сегодня заменить выбывшего из строя офицера можно только аналогичным офицером из другой действующей бригады, т.е. просто лишив другое подразделение его командира.

• О прапорщиках разговор особый. Решением ликвидировать этот институт нашей армии был нанесен удар в само основание армии. Только 10-20% прапорщиков были на должностях начальников складов, бань, прачечных. Остальные, как самые подготовленные в техническом отношении военнослужащие занимали, определяющие боеготовность должности в войсках, а именно начальников расчетов  и станций разведки, ПВО, заместителей командиров разведывательных групп и старшин рот, старших техников рот и инструкторов по вождению и огневой подготовке, начальников аппаратных связи и автоматизации, начальников складов ГСМ, вооружения и боеприпасов.

Мифы и реальность военной реформы

• И этой технической касты в войсках в одночасье не стало. Глупость этого решения была настолько очевидной, что командиры на всех уровнях как могли просто саботировали этот приказ. Прапорщиков «укрывали» в штатных расписаниях, их переводили на должности старшин и  даже офицеров.

• Ну, о чём говорить, если сегодня, после увольнения прапорщиков в нашей армии теперь просто некому заниматься даже перевозкой личного состава вне части. Ведь право управления автобусом (категория D) и автомобилем с прицепом (категория E) сегодня по закону даётся только лицам, кому исполнилось 21 год. У нас же солдата в 19 лет уже увольняют в запас. Но по решению НГШ Макарова прапорщики и сверхсрочники – «контрактники» были уволены, и возить людей, управлять автомобилями с прицепами, стало просто некому…

• Если НГШ так любит ссылаться на мировой опыт, то пусть он объяснит, по какой причине он проигнорировал тот факт, что в ВС США существует такая категория военнослужащих, как уоэрент-офицер? Уоэрент-офицер является полным аналогом прапорщиков в ВС РФ и даже в статусе они идентичны. Комплектуют уоэрент-офицерами те же должности, что и прапорщиками в ВС РФ.

• Более того, когда шла война во Вьетнаме и ВС США в большом количестве требовались пилоты вертолетов, то американцы стали по специальной программе готовить пилотов вертолетов с присвоением им воинского звания «уоэрент-офицер». У наших реформаторов какой-то избирательный подход, если честно.

• Проверить, какой урон этим и всеми остальными решениями нанесен войскам и обороноспособности страны очень просто и займет от двух до десяти суток. Для этого, Президенту РФ достаточно, внезапно поднять по тревоге 4-5 общевойсковых бригад,  все, подчеркиваю, ВСЕ две танковых бригады и 4-5 бригад родов войск и служб, все части обеспечения армейского и окружного комплектов. Одновременно необходимо поднять по тревоге и вывести в районы сосредоточения, удаленный на 300 –500 км от пунктов постоянной дислокации армейские и окружные пункты управления, в состав которых входят данные бригады.

• Этим простым действием проверить истинное положение дел в войсках с системой управления, автоматизации, определить процент исправности техники, определить возможности по ее ремонту и восстановлению, определиться с дальнейшими действиями, кого сажать, а кого и «расстреливать». Дополнить этот комплект можно ВВС и другими родами войск и видами ВС.

• Такое количество войск и органов управления как раз и будет соответствовать названию – Стратегическое учение Вооруженных сил РФ под руководством Президента, Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами России. Ведь для ликвидации вооруженных формирований на Кавказе в своё время создавалась группировка войск численностью более 90 тысяч военнослужащих.

• Одновременно это будет и проверка готовности армии участвовать в крупномасштабной войне, о которой доложил НГШ генерал армии Н.Е. Макаров в Общественной палате РФ. А главное – Президент РФ в полной мере лично оценит качество исполнения его приказа по переводу армии на «новый облик».

Миф № 5 — о необходимости введения института сержантов

• Несколько слов о профессионализме сержантов и их предназначении. Свой опыт комплектования сержантских должностей, подготовки сержантов, в том числе и для ведения реальных боевых действий, их воспитания у меня огромный. Этот опыт мною был передан подчиненным войскам, успешно решающим свои задачи, не растеряв его и за мое отсутствие.

• В Советской армии и в Российской до реформы «нового облика» сержантов обычно готовили в специальных  учебных подразделениях, после чего отправляли в войска. Качество подготовки при этом полностью зависело от личности руководителя учебным подразделением. Если он «попрыгунчик» и пришел на эту должность только отметиться, то качество естественно хромало, а если с душой и добросовестно, без надежды на «волосатую лапу», то качество подготовки сержантов было приемлемое.

• В войсках из прибывших после «учебки» сержантов отбирались лучшие, остальные же, те кто в силу слабой подготовки или личных качеств не мог эффективно командовать людьми, переводились в рядовые, а вместо них подбирались лучшие из числа солдат и после обучения в «домашних условиях» назначались на должность сержанта.

Сердюков, у нас к тебе вопросы

• Эта категория была самой сознательной и полностью отвечала всем требованиям командира к своей профессиональной подготовке и имела уважение со стороны подчиненных. Потому, что всегда был один принцип обучения у настоящих офицеров – делай как я! И готовили они сержантов для себя, чтобы в боевой обстановке иметь возможность опереться на отлично подготовленного помощника, а в мирное время быть спокойным за обстановку в казарме, в те редкие 5-7 часов, которые офицер проводит дома, отдыхать спокойно, а не дергаться каждые 5 минут.

• У каждого сержанта свои специфические обязанности, и они умещаются в конкретные рамки: во всем подавать пример подчиненным, лучше всех владеть вооружением и техникой подразделения, при необходимости уметь заменить любого солдата в отделении, иметь  отличную физическую подготовку.

• Быть способным вынести все тяготы и лишения, нести рюкзак одного веса с рюкзаком подчиненного солдата, спать в одной палатке (а у спецназа в одной палатке спит с солдатами и офицер), вести огонь из всех видов оружия, знать основы тактики своей и вероятного противника, технические характеристики вооружения своего и противника для умелого его применения.

• Еще сержант должен быть способным заменить в бою или в других условиях обстановки командира. Наверное, лучше, чтобы сержант был немного старше своих подчиненных, но это не определяющий фактор. Был у меня случай, когда командир подорвался на мине и сержанту, заместителю командира группы, пришлось взять командование на себя, четверо суток выносить с бойцами на себе погибшего командира (не было другой возможности эвакуировать группу) и вывести весь личный состав без потерь в расположение.

• При этом первичная подготовка сержанта для выполнения своих обязанностей раньше занимала около полугода, сейчас, в условиях сжатых сроков службы укладываться в 2-3 месяца. И возникает закономерный вопрос, если сержанта даже в современных условиях можно подготовить за 2-3 месяца, а уж за 5-6 месяцев это можно сделать наверняка, то зачем тратить огромные средства на обучение неких «профессиональных сержантов» в течение 2 лет и 10 месяцев?

• Хочется спросить, а чем отличается такое длительное обучение сержанта от двухлетнего обучения прапорщиков в школах прапорщиков? И зачем нужно было этих самых прапорщиков и мичманов разгонять, если в итоге их меняют примерно тем же контингентом? И сколько, спрашивается, после этой школы сержант будет служить? Захочет ли он после окончания трёхлетнего контракта продолжить службу?

• Сколько он из этих лет службы проживёт в казарме, где по замыслу реформаторов и должны раскрыться применительно к солдатам срочной службы все его уникальные навыки и способности? И если он, к примеру, женится, то чем такой сержант станет отличаться от тех же офицеров, которые точно так же на ночь уходят к семьям?

• Разве эффект от такого сержанта сопоставим с затратами на него? И сколько нужно времени, чтобы Рязанское училище смогло обеспечить армию такими сержантами? Или здесь снова на лицо «неудачный эксперимент» имеющий целью не воссоздать, а разрушить?

• Обстановка в мире и прежде всего  на Ближнем Востоке продолжает ухудшаться. Это связано с устойчивым стремлением руководства ряда западных стран, и прежде всего США, выйти из глобального экономического кризиса путем развязывания глобальной войны. Предшественником такой войны на прошлой неделе была обстановка вокруг Сирии. Но политическая и военная поддержка Россией и Китаем действующей власти в Сирии, заставляет ястребов войны скорректировать свои планы, смещаясь в сторону Персидского залива, приближаясь к Ирану, а значит и к приближению сроков развязывания новой глобальной войны.

На учениях «Восток-2010»

• К марту–апрелю США и их союзники из Европы планируют в Персидском заливе и северной части Аравийского моря, для развязывания агрессии против Ирана, создать необходимую ударную группировку военно-морских сил в составе до четырех авианосных ударных групп. А в начале февраля пришла информация об увеличении интенсивности вылетов самолетов боевой и военно-транспортной авиации ВВС США в направлении Персидского залива. Израильские СМИ утверждают, что США и их союзники начали переброску в этот регион войск и военной техники.

• Исходя из складывающейся обстановки, расклада сил на предстоящих в ноябре 2012 года выборах Президента США и будут зависеть сроки развязывания агрессии против Ирана.  В случае проведения только воздушной наступательной операции и использования ССО с целью нанесения ударов по ядерным объектам Ирана, агрессия возможна уже в мае. В противном случае, как сообщили иностранные СМИ, американцы могут в ближайшем будущем оказаться в состоянии войны с Россией Владимира Путина.

А что Россия? В некоторых СМИ прошла информация, что Россия готовится к войне в Иране. Но так ли это, и на чьей стороне будет Россия?

На май месяц как раз приходится пик увольнения из российской армии личного состава, завершившего свои сроки службы, а это около 30-40%  личного состава, от оставшихся 70-80% укомплектованности вооруженных сил. В мае мы будем не готовы ни обороняться, ни наступать!

• По данным же «НГ», стратегические командно-штабные учения Российских ВС «Кавказ-2012″, спланированы только на вторую половину сентября 2012 года,  и по утверждению прессы, будут более масштабные, чем прежде. Их условия максимально приблизят к военно-политическим реалиям современного мира — военные будут исходить как из возможности войны против Ирана (которая возможно уже будет подходить к завершению своей активной фазы), так и из вероятных конфликтов в районе Каспия и Южного Кавказа.

• В учениях «Кавках-2012″ примет участие как вся военная организация страны, в том числе ВВС, ВМФ, РВСН, ВКО и ВДВ, так и другие силовые структуры — МВД, ФСБ, ФСО, МЧС. Одной из главных целей маневров объявлена отработка новых сетецентрических видов боевых действий с использованием автоматизированных систем управления — с привлечением средств электронной и космической разведки, беспилотников, новейших видов оружия. Но такие учения отрабатывались  и ранее, нового ничего здесь нет.

На учениях «Восток-2010»

• По другой информации Вооруженные Силы России в 2012 году будут участвовать в командных учениях по методу компьютерного моделирования и при помощи новых автоматизированных систем управления. «Маневры не будут крупномасштабными, для обозначения войск сторон будут привлечены небольшие военные контингенты трех государств-участников», — сообщает «ИТАР-ТАСС» со ссылкой на источник. Где здесь реальность, а где мы являемся участниками информационной операции с самыми негативными для нас, да и для Ирана последствиями?

• Ведь касаясь событий вокруг Ирана, Дмитрий Рогозин четко заявил: «Иран – наш сосед, и если он окажется вовлеченным в какие либо военные действия, то это будет прямой угрозой национальным интересам России. Россия, как любая ответственная страна, безусловно, заинтересована в нераспространении оружия массового уничтожения. Но в то же время мы считаем, что любая страна вправе иметь все необходимое, чтобы чувствовать себя комфортно и в безопасности, в том числе, такое право имеет Иран». И я с этим высказыванием вице-премьера полностью согласен.

А вот с высказыванием НГШ генерала армии Н.Е.Макарова о том, что «проведена оптимизация комплектов войск военных округов и общевойсковых армий, что позволило увеличить их возможности в 2,1 раза, несмотря на то, что говорят, мол, армия просела и небоеспособна», и что «в результате мы получили понятную, простую и финансово менее затратную систему управления вооруженными силами», я НЕ СОГЛАСЕН.

• Неужели нам придется отстаивать независимость нашей Родины не автоматами Калашникова, а «финансово менее затратными» способами? Поэтому и предлагаю читателям очередной материал, чтобы сейчас и в будущем можно было реально, а не вымышлено провести анализ возможных учений «Кавказ-2012», и их последствий, сделав обязательно правильные для безопасности России выводы.

Миф о боеготовности и боевой подготовке войск по опыту учений «Восток-2010» и «Центр-2011»

• Для наибольшей убедительности в правоте заголовка, отражающего суть реформ в российской армии, слово нужно предоставить иностранным военным экспертам. Они с пристальным вниманием изучают все мероприятия, проводимые в Вооруженных Силах России, и соответственно докладывают реальную картину происходящего с соответствующими выводами. Но это в основном  секретные данные, с которыми естественно хотелось бы ознакомиться для правильной оценки своих действий.

На учениях «Восток-2010»

• Мы же ограничимся материалами из открытых источников, таких например, как: club.mil.nevs.sina.com и других.  И начнем с анализа учений, ставших эпохальными для дальнейшего развития Вооруженных Сил России – учений «Восток-2010».

• Итак, как и все разведчики в мире, китайские военные эксперты, как правило, очень тщательно отслеживают все публикации в российских СМИ, относительно хода проведения военных реформ, хода боевой подготовки, этапов и сроков перевооружения, состояния военно-промышленного комплекса и перспектив его развития и завершают этот обзор изучением происшествий в соединениях и частях.

• Это им позволяет, как уже отмечалось ранее, с высокой вероятностью оценивать состояние Российской армии, а также выявлять недостатки и уязвимые места в системе обеспечения национальной безопасности. Комментарии специалистов на информационных ресурсах показывали, что китайские военные крайне негативно оценили сценарий командования ВС РФ, по которому китайская сторона рассматривается в качестве противника.

Вместе с тем, в комментариях утверждалось, что, в перспективе, конфликт между РФ и КНР за господство и влияние на Дальнем Востоке и возможно в Центральной Азии неизбежен. Станет ли он вооруженным, зависит лишь от степени увеличения военной мощи Китая и ослабления военного потенциала Вооруженных сил Российской Федерации.

• В комментариях иностранных военных специалистов в то время отмечалась очевидная разница в направленности боевой подготовки ВС РФ в 2000-2008 годах, проводимой при Президенте В.В. Путине, и в 2008-2011 годах, проводимой при Президенте Д.А. Медведеве.

• Из этих комментариев военные эксперты делали следующий  вывод: при В. Путине военная стратегия РФ подразумевала стратегический альянс с Китаем, а при Д. Медведеве – направлена на использование противоборства между  КНР и США, вплоть до альянса с США и копирования ее военной организации. При этом оговаривалось, что ранее политическое руководство РФ избегало прямого указания на возможность вооруженного противоборства с КНР.

На учениях «Восток-2010»

• Особое внимание практически во всех китайских аналитических статьях того времени уделялось оценке недостатков, выявленных в ходе подготовки ВС РФ к учениям «Восток-2010» и негативно влияющих на боевую готовность. Так, еще до начала учений (ОСУ «Восток-2010»), китайские военные эксперты уже полагали, что их проведение окажется провальным. Они отмечали (и это имело место быть), что излишне длительная подготовка к учениям, закончившаяся задержкой в увольнении выслуживших свои сроки военнослужащих в связи с предстоящими учениями, указывают на низкую боеготовность ВС РФ. При этом отсутствие современной боевой техники, средств связи и разведки, озвученное российским руководством на высшем уровне, только подтвердило эти факты.

• Офицеры НОАК, анализируя состояние Российской армии на форумах, указывали, что победа ВС РФ в вооруженном конфликте с Грузией в августе 2008 года, была достигнута за счет укомплектования частей и подразделений, участвовавших в боевых действиях, на 70% военнослужащими по контракту. Признание же в дальнейшем Министерством обороны РФ, и в частности НГШ Н.Макаровым  перевода частей на контрактную основу провальным, оценивается китайскими экспертами, как сомнительное.

На учениях «Центр-2011»

• По их оценке большинство вооруженных конфликтов в будущем будут проходить либо как быстротечные боевые действия с применением высокоточного оружия (Югославия, Южная Осетия, Ливия), либо как борьба с партизанским движением на оккупированных территориях (Ирак, Афганистан).

Приведенный анализ китайских военных, прозвучавший еще в 2010 году, подтверждает снова, что то, что делается с военнослужащими по контракту в Российской армии военным руководством в лице новых реформаторов, это воинское преступление.

• Анализ кратковременного присутствия на учениях высшего руководства РФ, по мнению китайских военных экспертов, с одной стороны указывает на слабое понимание высшим политическим руководством военных вопросов, а так же на то, что такая краткость присутствия даёт повод командному составу ВС РФ в ходе учений уделять больше внимания показательным действиям (показухе), а не тактической или оперативной подготовке.

• К сожалению, китайские военные эксперты оказались правы на сто процентов. Так все на самом деле и обстояло. Тренировки до изнеможения одних и тех же элементов с заучиванием текста «сценария» наизусть и озвучивания его как дикторского текста, завершилось очередным показным движением войск, не напоминавшим ни тактическое, ни тем более оперативное их построение.

• Фактически, если оценивать открытые китайские источники, то проведённые российским военным руководством учения «Восток 2010» добились прямо противоположных замыслу результатов. В политическом плане они продемонстрировали Китаю, что Россия открыто, рассматривает КНР как вероятного противника, и не воспринимает всерьёз провозглашаемую ей же политику партнёрства двух стран.

• В военном плане они показали резко снизившийся по сравнению с 2005–2009 годами, когда проводились совместные российско-китайские учения, уровень боеготовности Российской Армии, ужатие масштабности учений фактически до оперативно-тактических, их формализм и откровенную показушность.

На учениях «Центр-2011»

Как же обстояло дело в реальности?

• Учения начались без всякой отработки такого важнейшего и обязательного элемента, как проверки боевой готовности частей и соединений. Вместо подъёма по тревоге, выведения в районы рассредоточения, перегруппировки  и маршей в район учений, что, казалось бы, логичным, после заявления начальника Генерального Штаба Николая Макарова о часовой готовности «новых» бригад к боевым действиям, все части были заранее, за полтора-два месяца, выведены на полигоны, размещены в лагерях вблизи мест предстоящих действий.

• После размещения, части приступили к усиленным тренировкам элементов, которые должны были наблюдать высокопоставленные руководители. Вместо военной игры войска раз за разом разыгрывали один и тот же сценарий, который нужно было с блеском продемонстрировать высоким гостям на наблюдательной вышке. Все выглядело буднично, как подготовка к параду — с десяток тренировок, затем две генеральные репетиции и, наконец, основной показ. Как в театре абсурда! Назвать эту показуху учениями просто не поворачивается язык.

• Все строго по  плану и по тексту «сценария», каждый элемент отработан на местности. И не беда, что ради зрелищности были полностью отброшены все нормативы боевого построения и достигнутый «автоматизм» лишь закреплял грубейшие нарушения требований боевых уставов и наставлений. Главное чтобы высокие гости увидели «мощь и силу» «нового облика» Российской Армии.

Если учения и выявили что-то, то только одно — это неспособность руководителей всех степеней самого высшего звена армии отойти от показухи, возможно уже из-за утраченного профессионализма.

• Даже заявленные новшества, такие как, например, «отработка аутсорсинга» были «отработаны» лишь на бумаге и никак не соотносились с реальной обстановкой в которой войска окажутся в зоне боевых действий.

• Надо ли говорить о том, что в ходе отработки «нового тылового обеспечения» никак не отрабатывались самые важные для таких решений вопросы: как и кто будет кормить личный состав, подвозить ГСМ, боеприпасы, продовольствие, эвакуировать поврежденную технику и раненых с погибшими и решать все остальные вопросы тылового и технического обеспечения не на показушных учениях, а в условиях постоянного воздействия диверсионных групп противника и превосходства в авиации на всех основных стратегических направлениях.

На учениях «Центр-2011»

• Ведь таких реальных учений никто не проводил, а все выводы рождались чисто на бумаге с калькулятором, вычитая в этом всем только прибыль. Ни о какой «подвижности» и «живучести» таких «тылов» речи вообще не шло. Все тыловые службы были намертво привязаны к полевым лагерям и району проведения «демонстрационной» части учений, что привело к тому, что части просто крутились на пятачке, вокруг «аутсорсинговых» кухонь и тылов.

• Теперь, об стратегических учениях «Центр-2011». Не хочу пересказывать сценарий, вдаваться в детали и подробности подготовки и хода учений, они ничем не отличались от предыдущих, ни размахом и количеством привлекаемых войск, ни оригинальностью замысла и способностью руководителей принимать нестандартные решения, ни проверкой истинной управляемости войск, не сравнивать с учениями, проводимыми в других странах. Только коротко об основных моментах, продемонстрированных зрителям и наблюдателям как «ноу-хау» Российской армии «нового облика»:

• Первое – размах и масштаб привлекаемых войск никак не соответствовал заявленным масштабам учений, а замысел и вовсе не соответствовал прогнозам развития обстановки и возможностям применения войск Центрального военного округа как в ближайшей, так и в среднесрочной перспективе. И это подтверждается развитием обстановки уже сегодня, всего менее года, по окончанию тех учений. В дополнение и научные цели учения не отражали той потребности, которая позволяла бы правильно, с научной и обоснованной точки зрения в дальнейшем применять войска округа.

• Второе – проведенное бригадное учение с преодолением  водной преграды в ходе совместного оперативного учения «Щит Союза–2011» на Гороховецком полигоне, явилось грубым шаблоном и показухой, копией ранее проведенных учений с бригадой в ходе ОСУ «Восток-2010». Ранее, по этим  же сценариям проходили учения в Сибирском военном округе в 2005, 2007, 2009 годах, даже без изменения «сценария» и дикторского текста. При этом с тактической стороны данное мероприятие не выдерживает никакой критики, так как проведено не просто безграмотно, а преступно и в современных условиях привело бы к разгрому бригады.

На учениях «Центр-2011»

• Третье – показные, другим словом и не назовешь, пуски оперативно-тактических ракет в реальной обстановке привели бы к их уничтожению еще до пуска, а это значит, что как и год назад, войска готовят не тому, что необходимо на будущей войне, а к тому, что нужно для парадов и забав.

• Четвертое – проведение танковой контратаки отдельным танковым подразделением это снова простая «показуха», направленная на одно – больше дыму и огня. Здесь просматривается отсутствие самого понятия «новые формы и способы ведения боевых действий». Танковые атаки «в лоб» на обороняющегося и не подавленного противника хороши только на съёмках кино про прошлую войну, но никак не на учениях, где отрабатывают элементы будущих сражений.

• Возникает странное ощущение, что о выпуске новых уставов уже объявлено, а на практике их еще никто не опробовал, правильные ли они и не приведут ли к полной утере военных знаний и навыков, а значит и к гибели личного состава и соединений в целом. И только сейчас, со слов НГШ, новые уставы «требуют дальнейшей оптимизации». Если в «оптимизацию» заложен смысл – сокращение, то тогда от боевых уставов останутся только корочки.

• Пятое – видимое отсутствие руководства учениями со стороны Верховного Главнокомандующего, присутствие его на Центральной вышке с простым биноклем в руке, и одновременным отсутствием в месте его нахождения необходимых  средств управления, за исключением возможно личного сотового телефона, не в полной мере соответствует тем новым требованиям к управлению войсками, которые выдвигают новые вызовы и угрозы.

На учениях «Центр-2011»

• Мне бы было понятно нахождение Президента РФ в своем рабочем кабинете и периодическое присутствие его в соседнем кабинете, представляющем собой пункт управления войсками и оружием, с дежурной сменой офицеров. Пункт должен был быть оборудован по последнему слову современной техники, с отображением в реальном масштабе времени на больших экранах хода всех элементов учения с действиями войск, как на трехмерной интерактивной карте, так и в виде видеоизображения.

• Документальное подтверждение с реальным прохождением всей текущей информации о принятых и отданных распоряжениях НГШ, командующего округом, армией и бригадой, раз мы так опустились,  подготовкой распоряжений Советом Безопасности и отдачей их.

• Расчет итогов данной операции с выкладками вероятных результатов и потерь, как среди военнослужащих, так и среди заложников и мирного населения должен был быть проведен системой управления «на интеллектуальном уровне» и доведен до соответствующих командиров, в целях учета в ходе операции и недопущения неоправданных потерь.

• Шестое — самая, на мой взгляд, важная и затрагивающая основы применения войск особенность этих учений – это борьба армии с «400 террористами, захватившими школу в селе Чебаркуль». А это, и впрямь уже страшно. Вспомнить нужно Беслан и жертв той операции.

• Получается, по сценарию, армия, используя боевую авиацию, «попадающая избирательно только в боевиков», используя танки на прямой наводке, с успехом уничтожают 400 террористов, засевших в школе, освобождая заложников. Одновременно за день «истребляя 10000 боевиков во всей округе Оренбургской области».

• Мы не будем разбираться, откуда столько боевиков прибыло в Оренбург и его окрестности. Просто для понимания вопроса нужно знать, что для уничтожения 10 тыс. боевиков необходимо 150-200 тысячный контингент военнослужащих и не один месяц кропотливой и опасной работы, которой является война и ее разновидность, вооруженный конфликт.

На учениях «Центр-2011»

• В ходе анализа материалов хода всех последних проведенных учений, и этих в первую очередь, явно проступает пренебрежение по всем вопросам к вероятному противнику. Такое впечатление, что его просто нет или у противника нет средств разведки, средств поражения, в том числе и переносных ПЗРК, средств РЭБ и всего остального комплекса мер противодействия.

Таким образом, итоги прошедших в последние два года учений, по моему мнению, могут быть признаны очень сомнительными и не способствующими дальнейшему наращиванию боевой готовности армии и профессиональной подготовки офицеров и личного состава.

А итоги реформы «нового облика» армии, особенно в свете заявлений НГШ генерала армии Н.Макарова, о возможном участии России в локальных и региональных вооруженных конфликтах и возможной крупномасштабной войне у границ России, озвученных в Общественной палате, с военной точки зрения можно считать провальными.

• Осталось за малым, оценить реальные действия США и их союзников в Иране и сопоставить их с итогами стратегического учения «Кавказ-2012». Не окажемся ли мы следующей жертвой в этом жестоком мире?

Миф о военной науке и состоянии военного образования

• Вначале хочу привести выдержку из книги «Наше положение» Алексея Ефимовича Вандама (Едрихина), генерал майора русской армии, яркого русского геополитика. В своей книге он пишет «В классификации военных знаний искусство вести бой называется тактикой, а искусство вести войну – высшей тактикой или стратегией. Но как бой представляет собою только один из скоротечных актов длящейся обыкновенно годами войны, так и война есть не что иное, как кратковременный акт никогда не прекращающейся борьбы за жизнь. Отсюда логически следует, что для ведения борьбы за жизнь необходимо особое искусство – высшая стратегия или политика».

• Где в нашей стране освоить эту высшую военную стратегию или военную политику? Только в высших военных академиях и институтах, имеющих то ценное, как мы говорим, свои научные школы, опыт поколений коллективов преподавателей.

• Но дошли руки и до реформы военного образования. Утверждение НГШ, о том, что только «фронтовики, люди исключительных знаний и подготовки» могли учить, а «люди после училищ дораставшие до должности преподавателя вуза, не имея практического опыта», учили не тому, что нужно армии, очень спорное утверждение и на практике практически не встречающееся.

В ходе реформы военного образования уничтожается офицерский корпус

• Ведь стать преподавателем не просто, а военным преподавателем не просто в двойне, нужно иметь к этому призвание. Заниматься наукой, в полном смысле этого слова, коптеть над формулами, расчетами, искать новые пути и способы, обосновывая теоретически и внедряя практически, дано не каждому, а только избранным.

• Ранее преподавателями становились офицеры уровня начальника службы дивизии, армии, округа, заместители командира дивизии и командующего армией, округом и они практически все имели по своей специальности ученую степень. Поэтому, утверждение НГШ больше похожи на попытку скрыть истинные причины и намерения.

• А владение преподавателями в совершенстве теорией основ военной науки и боевых уставов, помноженное на переданный слушателями, в ходе занятий и семинаров, практический опыт, позволял находить ту истину, от которой  советская и российская военная наука только выигрывала, готовя командиров и военачальников  способных побеждать в любых условиях обстановки. Это доказано ходом самой истории.

• Нет смысла проводить перечень всех сокращенных и уничтоженных военных училищ и академий. Каждое из них уникально по своей сути, по школе профессорско-преподавательского коллектива, по контингенту курсантов. Но как можно было сократить то, от чего зависит обороноспособность страны, ее суверенитет:
— Ростовский военный институт ракетных войск им. М.И.Неделина?
— Военно-воздушную академию им. профессора Н.Е.Жуковского и Ю.А.Гагарина?
— Тульский артиллерийский инженерный институт, созданный в 1869 году?
— создавая войска ВКО планировать к сокращению Военную академию воздушно-космической обороны им. Маршала Советского Союза Г.К.Жукова?

• Ведь не с пальца руководители военной организации СССР определяли потребность в военных училищах, институтах, академиях. Не просто так размещали их в различных уголках нашей страны. Здесь были заложены различные подходы и требования, как к просто размещению училищ, так и к контингенту, который должен был там обучаться, чтобы в армию попали по настоящему, преданные и бескорыстные офицеры.

Выпуск офицеров ВДВ

• В своем анализе остановлюсь только на одном военном заведении, а именно на академии Генерального штаба ВС РФ. Это заведение являлось самым высшим военным заведением в ВС РФ, а в ходе реформы превратилось в обычное периферийное профессионально-техническое училище (ПТУ) имеющее в своем составе всего две кафедры и ряд лабораторий.

• Академию в свое время оканчивали все великие полководцы России. В стенах академии прошли образование не одна тысяча и государственных руководителей страны. Пересказывать не будем. Остановимся на главном.

• Академия предназначена по своей сути, готовить офицеров именно для Генерального штаба. В академии были представлены кафедры всех видов и родов войск, велась больная научная работа. Кто теперь будет двигать военную науку? Не нужны кафедры — их сократили, не нужны профессора — их уволили, не нужны и слушатели — их перестали набирать, в полном объеме необходимом для армии.

Так, в оперативно-стратегических командованиях, в армиях, в каждом управлении сейчас едва ли наберется даже 1% выпускников академии ГШ. Такое же дело обстоит и с самим Генеральным штабом. То есть профессиональный уровень управленческих структур упал катастрофически!

Так что и как нужно сделать, чтобы выполнить намеченные планы по реформе военного образования и приведения его к «новому облику»?

1. Нужно уничтожить военное образование — а значит нужно сократить военные академии и институты, с оставшимися провести реорганизацию, перепрофилирование, передислокацию, объединение.

2. Нужно уничтожить военную науку – а значит нужно провести переаттестацию, реорганизацию кафедр и факультетов, сократить возрастной ценз, понизить должностную категорию, уволить отставников.

3. Нужно уничтожить офицерский корпус – а значит нужно прекратить набор слушателей в оставшиеся военные академии и институты.

Что не выполнено из этих планов, что пропущено?!

• Ведь, по утверждению НГШ то, «что произошло с военным образованием в 90-е…», говорит о том, а из этого выражения можно сделать только один вывод, что все современные военачальники и командиры Российской армии «нового облика» неучи?

Таким образом, в ходе реформы военного образования в России и приведения его к «новому облику» уничтожается высокообразованное как класс сословие военных – офицерский корпус.

• В целом же для анализа урона нанесенного реформой «нового облика» военной науке и военному образованию необходимо привлекать специальную независимую комиссию под руководством Комитета по обороне Государственной Думы РФ. Для этого, нужна политическая воля Президента РФ. Уверен, что вновь избранный  4 марта 2012 года Президент России такую волю проявит. Отступать дальше некуда

родолжение следует…

/генерал-майор Сергей Алексеевич Канчуков/

Я НЕ СОГЛАСЕН! Военная реформа глазами разведчика: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s